8 ноября 2013 года – Интервью со Светланой Колесниковой (Sssvetlana)

Девушка с активной жизненной позицией, предпочитающая спорт и путешествия, Светлана, которая не так давно заняла пост куратора Донской школы-интерната, рассказывает об учебе, работе, отношениях с детьми из подшефных учреждений и друзьях изо всех уголков планеты.

я5 

 - Света, расскажи про свое детство

– Я родилась в маленьком городе Новотроицке Оренбургской области. У меня было чудесное детство, но мы с сестрой, как и все дети, мечтали поскорее стать взрослыми. Каждое лето мы отдыхали в лагере и катались на великах с двоюродными братьями, ездили на рыбалку с дедушкой (у меня даже была моя детская удочка), по вечерам рассказывали друг другу страшные истории, разглядывая звездное небо, и вообще каждый день открывали для себя этот невероятный мир. Зимой лепили огромных снеговиков у бабушки на огороде и протирали штаны на горках во дворе, весной ели сосульки и проваливались в глубокие лужи, каждый год всей семьей ходили на парад Победы и гордились нашими бабушками и дедушками, а осенью скучали по школе и хотели, чтобы скорее наступило следующее лето. Нет! Сначала Новый год, а потом можно лето! Родители учили нас быть настоящими принцессами, но что получилось – с тем и уживайтесь! Родители, крестные, бабушки и дедушки – все окружали нас заботой и вниманием. Иногда так хочется обратно.

- А в школе ты как училась, хорошо?

– Училась я хорошо, старалась быть отличницей класса до пятого, потом мы с подружками начали ходить на дискотеки, гулять с мальчиками, и, в общем, из скромной отличницы я превратилась в нескромную, но всегда была ответственной и, по словам родителей, самостоятельной. В школе было много чего интересного, я даже дралась с мальчишками (Смеется). Я занималась в нескольких кружках и секциях одновременно. Любимым занятием были танцы (русские народные и современные). Мы с нашим танцевальным коллективом выступали на Дни Города, участвовали в соревнованиях по танцам, на которых почти всегда занимали какие-то места, часто устраивали отчетные концерты и показательные выступления. Также я занималась баскетболом, ходила на кружки «юный натуралист» и  «очумелые ручки», занималась в художественной школе, но танцы – это было мое любимое занятие. После репетиций я приходила домой и продолжала танцевать (Улыбается). В старших классах я поступила в Лицей при институте, где особое внимание уделялось точным наукам: физике, химии, начертательной геометрии и т.д. В общем, танцы там закончились и началась подготовка к универу.

- Сейчас увлечение танцами продолжается?

– Танцами нет, появились другие. Я занимаюсь спортом, учу французский, люблю фотографировать. И одно из основных увлечений – это Клуб волонтеров.

- А кто ты по профессии?

– Аудитор. То есть уже нет, совсем недавно сменила работу и теперь занимаюсь подготовкой отчетности по международным стандартам, финансовым анализом и контролем. Я проработала в аудите в компании большой четверки больше трех лет, и могу сказать, что аудит – это постоянная занятость, приходя домой, я открывала компьютер с целью проверить фейсбук, а вместо этого продолжала работать, потому что в аудите всегда есть, что делать, даже по выходным и праздникам. И вот я решила, что кроме работы стоит уделить время другим вещам в этой жизни, не менее, а даже более интересным.

- То есть некоторые современные молодые люди на работе пропадают в социальных сетях, а у тебя все было наоборот?

– Да, бывало. Но сейчас я работаю до 6-7 вечера, имею два выходных и даже компьютер домой не беру (Улыбается).

- Это работа по специальности? На кого ты училась?

– Моя специальность достаточно тривиальная, «менеджмент организации». Второе образование я получила параллельно с первым – это переводчик с английского в сфере маркетинга и менеджмента. Моя мама бухгалтер, и она говорила нам с сестрой: «Дочки, я не хочу, чтобы вы стали бухгалтерами» – а вышло так, что моя сестра бухгалтер, а я аудитор бухгалтерской отчетности. Мама так говорила, потому что не хотела, чтобы мы окунались в рутину из документов. Но и аудит, и финансовый анализ  – это намного интереснее бухгалтерского учета. На мое решение работать в аудите повлияли и интересные командировки, и возможность обучения, и тот факт, что компания международная, и друзья, которые к тому времени уже рассказывали интересные истории про клиентов и коллег. И уже на пятом курсе университета я видела, как я буду работать в одной из компаний большой четверки в Москве.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

- То есть ты не боишься принимать таких решений: перееду-ка я в другой город, сменю работу. Как ты вообще переехала в Москву, расскажи.

– После школы я очень хотела учиться в ГУУ (Государственный Университет Управления им. Орджоникидзе) в Москве, но не поступила на факультет, на который планировала и, вернувшись домой, пошла в филиал Московского Института Стали и сплавов (МИСиС) в моем городе на специальность программист-информатик, куда меня, кажется, без экзаменов взяли, так как я была выпускницей лицея при институте. У нас была очень дружная группа и чудесные преподаватели, мы участвовали во всех студенческих мероприятиях, и вообще было очень весело. Но я хотела «big city life», мечтала о Москве, и через год сказала родителям, что снова хочу поступать в ГУУ. Мое смелое заявление было воспринято не очень здорово, но родители не могли меня не поддержать и тогда попросили выбрать город поближе. Так я поступила в Южно-Уральский государственный университет (ЮУРГУ) в Челябинске. Но этот город мне не нравился, потому что он грязный и холодный. И я думала, что как только получу диплом, я все-таки перееду в Москву! А получилось – в Екатеринбург, и на целых два года. Екатеринбург больше, грязнее, и холоднее Челябинска, и вскоре я перевелась в московский офис моей компании.

- А Москва тебе какой показалась? Не грязной, не холодной?

– Я с первого раза влюбилась в Москву, это была ознакомительная поездка с мамой для изучения вузов. Была ужасно холодная зима, и мы почти бегали от метро до магазинов и от магазинов до дома. Потом я навещала здесь друзей, приезжала на конференции и часто была в командировках, и да, может быть, Москва грязная и большая, и тут есть много минусов, но есть и много возможностей в плане профессионального и личностного развития, которые просто перекрывают все минусы.

- Ты любишь путешествовать? Где ты была?

– Я была в США, по программе Work&Travel, была на стажировке в Турции, в Тунисе, в Европе: Испании, Италии, Германии, Чехии, Франции. Теперь хочу на Кавказ и в Азию. Обычно я езжу к друзьям. У меня много друзей по всему миру (Смеется). Дело в том, что в течение 5 лет студенческой жизни я работала в международной студенческой организации AIESEC. Это крупнейшая международная организация, полностью управляемая студентами в Локальных комитетах по всему миру. AIESEC занимается развитием лидерского потенциала в молодых людях, организацией международных стажировок, образовательных, социальных и бизнес-проектов. Управленческий совет в каждом городе выбирается каждый год, таким образом, очень большое число студентов имеют возможность получить лидерский опыт. На данный момент в AIESEC 86 000 членов в 113 странах мира. И мы в свое время были одними из них! AIESEC – это был первый для меня опыт взаимодействия с бизнес-средой, работы в команде, было очень забавно, когда мы, зеленые студентики, не спали ночами в подготовках конференций, прогуливая пары, ходили на встречи с директорами, проводили свои презентации, боролись со своим смущением, пытались продавать стажировки, и после оформления всех документов наконец встречали наших стажеров в Челябинском аэропорту. Я была вице-президентом по управлению талантами Локального комитета Айсек в Челябинске, затем координатором по исходящим стажировкам, а потом сама прошла стажировку в Турции. Вспомнила фразу моего друга: “Есть жизнь до AIESEC, и есть жизнь с AIESEC, другого не дано”, это очень точно говорит о том, что Айсек входит в жизнь раз и навсегда. Сейчас, когда я уже выпускник самой большой студенческой организации в мире, у меня есть близкие друзья во многих странах мира и, конечно, самые близкие из них – из локального комитета Челябинска. Многие из них переехали в Москву или разъехались по миру. Карьера в Айсеке для меня закончилась вместе с окончанием университета, тогда мне не хватало “международности”. Я участвовала в Международной смене Селигера (это молодежный образовательный форум), навещала друзей в других странах, и уже тогда решила, что хочу работать в международной компании, обязательно с командировками. И если вернуться к путешествиям, то благодаря работе в аудите я увидела Россию от Санкт-Петербурга до Новороссийска, и от Калининграда до Якутии.

__Альпы

- Чем ты занималась на стажировке в AIESEC?

– Это была компания, производящая мебель в городе Бурса, я работала в отделе маркетинга менеджером по выходу на русскоговорящие рынки. Это была маленькая фабрика, семейный бизнес, я работала с ними  всего два месяца, и в итоге отговорила эту компанию выходить на российский рынок, потому что начинался кризис лета 2008. Но мы все-таки заключили один контракт – с клиентом из Грузии, наша встреча пришлась на день, когда в Черное море вышли турецкие и грузинские военные корабли. Я была переводчиком в тот день, и, решив, что мы собрались исключительно для бизнеса, я просто не переводила разговоры об этом конфликте. Из грузинской делегации только один человек говорил на русском, и вот они совещались на грузинском, свое решение объявляли на русском, я туркам на английском, они совещались на турецком и затем была обратная цепочка… На самом деле, стажировка – это не только профессиональное развитие, это друзья со всего мира, в Бурсе в то лето было около 40 стажеров из разных стран, это возможность увидеть и прочувствовать страну и все национальные особенности, это развитие толерантности. Это было лето, и во время моей стажировки начался Рамазан – это самый большой мусульманский пост, когда никто целый месяц не ест от восхода до заката солнца, никто – это люди религиозные, которые решили придерживаться поста, и дело это сугубо индивидуальное. Также днем во время поста нельзя пить алкоголь, курить, делать секс. Едят они, когда нет Солнца – вечером и ночью. Они очень не любят шутки по этому поводу, про то, что им можно все делать, пока Бог не видит. Вечером с минуты заката у них начинается первый прием пищи за день – что называется завтрак. Я стала намного уважительнее относиться к мусульманам и к их религии после этой стажировки.

- Им же нельзя есть и пить днем, а ты сама обедала?

– На время поста мне заказывали обед из ресторана, но иногда я просто забывала поесть. Когда они это замечали, то подводили меня к холодильнику и говорили: «Света, этот холодильник твой до 7 вечера!» (Смеется). А ужины мы либо готовили все вместе дома, либо выбирались в рестораны, которые тогда были открыты до утра, ведь постящимся до рассвета нужно было набраться сил на следующий день.

- Вы готовили вместе, и ты теперь знаешь секреты турецких национальных блюд?

– Ну, я уже не так хорошо помню рецепты, но когда только вернулась в Россию, привезла с собой кучу всяких приправ, приглашала друзей в гости, что-то готовила, но сейчас уже мало что помню. Мне вообще нравятся разные национальные кухни, в путешествиях всегда получается очень вкусно, а дома, даже если я привожу все эти оригинальные приправы и ингредиенты, получается как-то не так.

- А вообще готовить ты любишь?

– Если это интервью будут читать люди, которые со мной живут… Я люблю! Но не готовлю (Смеется). Очень люблю готовить какие-нибудь интересные блюда по собственным рецептам, но каждый день не готовлю, потому что просто нет времени. Мне кажется, намного быстрее и проще где-то поесть и заодно что-то обсудить с друзьями, чем готовить. Вот когда у меня будет семья – тогда буду готовить.

__друзья прыгающие с парашютом

- Ты уже задумываешься об этом? Планируешь?

– Конечно, планирую. Просто я, видимо, очень тщательно подхожу к выбору.

- Ты в Клубе около года? Расскажи, откуда ты узнала о волонтерах?

– Есть у меня один замечательный друг, мы вместе учились в МИСиС. После окончания института он переехал в Москву и, когда я была здесь в командировках, часто оставалась на выходные, чтобы встретиться с друзьями, и чаще всего на этих выходных он и двое других наших друзей куда-то уезжали. Я возмущалась, думала, что за непорядок, я приехала, а они уезжают на весь день! Когда я узнала, что они ездят к детям в детские дома, сразу всех простила (Смеется). И решила, что как только перееду в Москву, тоже обязательно этим займусь. В сентябре я переехала и в октябре поехала в свою первую поездку. А друга этого зовут Dimnett – куратор Алмазовской школы-интерната. Дима ездил со мной в мою первую поездку, и я считаю, что это можно сделать хорошей традицией Клуба Волонтеров – ездить в первую поездку со своими друзьями, которые к нам присоединяются. Когда мои друзья пришли в Клуб – я тоже с ними ездила в их первые поездки, в Донскую чаще всего (Смеется).

- А ты не замечала, что иногда эти друзья-новички ездят в поездки, когда собираются ехать друзья-старички, и не едут отдельно.

– Это зависит от человека. Я считаю, что это дело добровольное, и каждый сам решает, сколько времени уделять детям и Клубу. Я сама никого не зову, не агитирую, просто очень много рассказываю, ведь после каждой поездки эмоции переполняют, и если человек хочет присоединиться, почему бы и… да!

- Расскажи про свою первую поездку, что это был за домик?

– Первый раз я поехала в Донскую школу-интернат. Но вообще незадолго до этого записывалась в Рыбновскую, а перед поездкой только к утру вернулась с вечеринки и решила не ехать (надеюсь, Juls Sokolova меня уже простила). Я тогда ещё не осознавала всю серьезность записи и подготовки. Затем была поездка в Донскую, и я поехала. Если честно, я очень боялась своей впечатлительности и весь день себя успокаивала, сдерживала, пряталась от детей в самые сложные моменты. Первые впечатления были очень сильными. Ну, а потом стало как-то проще: мы подружились с детками, они все открытые, добрые, ласковые.

- Ты в Донской сразу с кем-то подружилась?

– Да, а решение остаться в Клубе я приняла, когда во вторую поездку в Донскую один из детей подбежал и радостно сказал: «О, Света приехала!», – я подумала: «Он меня помнит! Я должна хотя бы к этому малышу вернуться еще раз». Сейчас они мне все, как родные.

_Донская

- Да, ты же куратор, как ты к этому пришла?

– Предыдущий куратор, Лена Lenochka, собиралась оставить этот пост, сообщила мне об этом, я немножко задумалась. Я очень сомневалась, и приняла решение «скорее нет, чем да». После разговора с Ильей я уже думала «скорее да, чем нет». Просто мне казалось, что у меня не будет времени. Но теперь всегда, когда я сомневаюсь «быть или не быть», я думаю «это же дети, как я могу чего-то ради них не сделать». И в тот момент я сказала себе это и решила «быть». Я не могу сказать, что быть куратором – это очень тяжело. Да, это большая ответственность, это требует большего времени, чем только поездки, но я считаю, результат превосходит ожидания и стоит отдачи, и все сомнения сразу проходят. Результат – это и детское счастье, и эмоции волонтеров, и благодарность администрации детских учреждений.

- У вас уже сложившаяся команда в Донской школе-интернате?

– Да, большинство волонтеров ездят туда давно, команда сложившаяся и я очень рада, что это так. Поэтому, наверное, мне и легко. В июне я должна была поехать в поездку на выпускной в качестве ответственной, но я тогда сильно заболела, лежала с температурой, но пришлось приехать на сбор рано утром, всех собрать и отправить, после поехала обратно домой лечиться. Скоро меня разбудил звонок моего маленького друга из Донской, которому я дала номер телефона, и мы с ним иногда созванивались, ему 8 лет. Меня всегда предупреждали, что детям не стоит давать номер телефона, они могут просить денег, пытаться манипулировать, и я подумала: «Будем решать проблемы по мере их поступления». Он обычно звонил (ну не звонил, а сбрасывал звонок, и я перезванивала) во время сонного часа и интересовался, как дела на работе, жаловался, что совсем не хочется спать, и рассказывал, как скучает по волонтерам. Так вот звонит мне мой маленький друг в день поездки и спрашивает: «Ну что, ты едешь? То есть, вы едете?» (Улыбается). Сказал сначала «ты», а потом поправился «вы», как будто не хотел выделять меня из команды. Когда узнал, что я заболела, пожелал скорее выздоравливать. Это было так приятно. Они умеют заботиться, они могут отдавать больше, чем кажется, и нуждаются они в еще большем.

- А как же прошла все-таки первая поездка в качестве куратора?

– Да вообще чудесно, команда уже давно сложившаяся, все очень хорошо готовятся, и с ними легко. Дети, мне кажется, немножко нас подзабыли за лето, и когда мы приехали, они не стали нас встречать, как обычно, выбегая во двор и помогая разгружать машины, и это было немного странно. Но лед растаял, как только мы достали первый реквизит – воздушные шары-сосиски. Со старшими сложнее – они мало участвуют в мастер-классах, но очень любят спорт.

- Какие мастер-классы у тебя любимые?

– Я езжу ещё в Алмазовскую школу-интернат, и там я проводила образовательный мастер-класс про космос, потом проводила его же в Донской, и он прошел на ура, потому что дети очень любознательные, и некоторые знают даже больше, чем мы. Во время мастер-класса они отвечали на все вопросы и перебивали нас. Ещё мы им показывали фильмы о вреде курения и алкоголя, и потом обсуждали. Думаю, такие познавательные мастер-классы очень важны, особенно для старших ребят.

_Алмазово2

- А какое у тебя самой отношение к вредным привычкам? Не пришлось очищать свою страничку вконтакте после вступления в Клуб?

– У меня отношение негативное и к курению, и к алкоголю, поэтому никаких таких фотографий у меня на страничке не было. Наверное, лучше это не пропагандировать, и потом не придется удалять.

- У тебя больше получается со старшими ребятами общаться?

– Получается с младшими, но как куратор я стараюсь наладить отношения со старшими, потому что они скоро станут выпускниками, и мне хочется сейчас их узнать получше, чтобы общаться и помогать после выпуска из интерната. Выпускники – это отдельная история, я считаю, что выпускников тоже нужно поддерживать достаточно активно, и помощь должна быть более направленная: научить правильно ухаживать за собой, вести личный бюджет, управлять своим временем, стремиться к достижению поставленных целей.

- А у тебя какие мысли на счет выпускников, что уже делается, чего пока не хватает?

– Иногда в дни наших поездок в интернат приходят выпускники, мы с ними общаемся, спрашиваем как у них дела, привозим что-то для них, даем какие-то советы. Я считаю, это хорошее дело, но я пока не знаю, как с ними дальше взаимодействовать, они живут в разных общежитиях, в разных городах, их элементарно сложно собрать. Мы возили тем, кто выпустился, подарки, состоящие из необходимых вещей. Пока я вижу только такой способ взаимодействия: стать друзьями, потому что они очень прислушиваются, начинают доверять, видят авторитет и сами стараются вести себя соответственно. Такие хорошие примеры есть.

- Прозвучала тема космоса, и ещё я знаю, что ты организовывала для детей поход в планетарий. У тебя к этому какое-то особенное отношение?

– Нет, ничего такого. Хотя, я помню, в школе у нас был урок рисования, и была свободная тема. Я нарисовала земной шар, и учительница начала интерпретировать эти рисунки: «Кто цветочек нарисовал, кто маму, кто солнышко, а Света нарисовала земной шар. Что бы это значило? Света хочет захватить мир?» (Смеется). Но это совсем не так, я не хочу мир.

командировка_тайга_2

- А какие у тебя цели?

– Я, наверное, не буду всем рассказывать.

- В какие домики ты ещё ездишь?

– Постоянно пока только Алмазово и Донская. Знакома с ребятами из Советской школы-интерната, и очень хочу к ним снова. Но, кажется, в третий домик ездить постоянно я не смогу.

- Что тебе дает Клуб волонтеров? У тебя расширяется круг знакомств?

– Конечно! Так как я еще «свежий» куратор, я пока не могу сказать, что у меня появились хорошие верные друзья, но насколько я знаю, кураторы – это открытые люди с большой душой. Еще это возможность раз в месяц целый день побыть ребенком!

- Можешь подробнее рассказать про спорт? Какое место он занимает в твоей жизни?

– Начну с детства: в школе мои подруги подделывали справки от мамы для освобождения на уроках физкультуры, а я, наоборот, эти справки прятала. В Университете на физкультуре нужно было выбрать какую-то секцию, я выбрала триатлон: плавание, бег/лыжи, велосипед. Я решила, почему бы и не попробовать всё сразу. Ну и это была, можно сказать, дорога в большой спорт (Смеется). Я не спортсменка, но все равно. С тех пор я начала бегать, люблю велосипед. Москва, конечно, не лучший город для тренировок, но есть хорошие парки: я бегаю в Парке Горького, Крылатском, пробовала в Сокольниках. Тренировки 2 раза в неделю – это моя стандартная программа. Велосипеда у меня нет, потому что я пока не решила, какой я хочу, спортивный или шоссейный. Но я думаю, когда-нибудь я его приобрету. Ещё у меня есть коньки, но это больше как развлечение. Зимой также на сноубордах катаемся с друзьями, пробуем разные горы в России и Европе, катаюсь я года четыре. Первый мой спуск с горы был в Абзаково, я была в джинсах, из которых каждый раз выгребала снег и которые полностью промокли, но с тех пор решила, что буду кататься.

- То есть ты не встала сначала на горные лыжи, а потом на сноуборд?
- Нет, мне сразу сноуборд нравился. А на горных лыжах я вообще не умею кататься, только на беговых.

- Ты недавно участвовала в марафоне? Расскажи про него!

– Не совсем марафон, а забег в рамках марафона. Это был мой первый официальный забег, потому что раньше я вообще в марафонах не бегала, в забегах не участвовала, в этот раз мне просто захотелось медальку. Вообще в мире всего шесть самых крутых марафонов, которые входят в Majors: Нью-Йорк, Лондон, Бостон, Берлин, Чикаго и Токио, их мечтает пробежать любой начинающий спортсмен. Москва не входит в число этих марафонов, но, наверное, стремится войти. И Московский марафон 15 сентября был первым шагом к этому списку, потому что был очень интересный маршрут, начинался и заканчивался он в Лужниках на большой арене. Это тоже сыграло большую роль в том, почему я решила его пробежать. Лужники собираются скоро реконструировать, и это был последний шанс пробежать на этой арене, по дорожкам, по которым бежали самые быстрые в мире люди. К дистанции 42 километра я, конечно, пока не готова, но собираюсь пробежать когда-нибудь. Наша дистанция была заявлена как 10 километров, но маршрут был 12, все бежали с айфонами и гарминами (спортивными часами), и когда приборы показали 9600 метров, все друг друга поздравляли: “Нас ждут последние 400 метров”, а последние 400 метров должны были быть на стадионе, а стадиона еще нету, появился он только через полтора километра, таким образом, вся дистанция составила около 12 километров. Я считаю, что это не честно, и организаторы точно получили массу возмущений.

- За какое время ты пробежала эти 12 километров?
– 1:10 в тренировочном режиме. В марафоне участвовало около шести тысяч человек, из них половина бежали 10, половина 42. Призовые места были, по-моему, только до шестого места, естественно, в первую шестерку я не попала, но я была в середине женщин (тех, которые бежали 10 километров) и почти в середине в общем зачете (Улыбается).

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

- Значит, есть у тебя теперь стимул пробежать ещё лучше…

– Да, готовлюсь к марафонской дистанции, в последнее время часто встречаю марафонцев, которые меня очень вдохновляют.

- А ты бежала одна или с друзьями?
- Я бежала с подругой, но мы с ней даже на старте не встретились, и за свою компанию, у нас была целая команда.

- И как всё это происходило?

– Вся трасса была огорожена, вдоль трассы стояли полицейские и болельщики, что не могло не радовать. Десять километров бежать около часа, а 42 километра люди бежали от двух до шести часов, мировой рекорд марафона – 2:03, я не представляю, как нужно бежать, это же почти в 2 раза быстрее, чем я обычно бегаю, и дистанция в 4 раза длиннее. Московский марафон стартовал утром в 8.00, и очень радовали фанаты, которые выходили в восемь утра на улицу и поддерживали. Они махали, кричали, хлопали всем, кто пробегал, конфетти бросали, дуделками гудели, играли на разных инструментах, и это было очень здорово!

- А были те, кто сходил с дистанции?

– Я не видела, но, наверное, в конце где-то были (Улыбается). Я ещё фотографировать очень люблю, и я видела одного человека, который бежал с фотоаппаратом. Он бежал и в какой-то момент останавливался и фотографировал всех. И я подумала: «Почему же я не взяла фотоаппарат?», ведь кадры просто замечательные получились бы!

- А что ты любишь фотографировать?

– Ой, я фотографирую всё, и природу, и портреты, и спорт, и детей. Люблю фотографировать всё, но еще не всё умею. Недавно я была на встрече с фотографами-спелеодайверами. Это люди, которые снимают подводный мир, заброшенные корабли и подводные пещеры. Там такие фото! Я могла бы их рассматривать часами. Это были фотографы из National Geоgraphic, и в конце своего рассказа они поинтересовались, есть ли у нас вопросы, и одна девушка, которая сидела рядом со мной, спросила: «Можно с вами в следующую экспедицию?», – и я подумала, что она читает мои мысли (Смеется).

- У него, наверное, какая-то супер-дорогая техника?

– Конечно! У него около 70 килограммов оборудования, до 7 дополнительных вспышек и 70 килограммов гидрокостюма. Это достаточно тяжелая работа, но интересная. И я тогда подумала, какие же разные бывают профессии! Они ещё фотографировали подводный мир Москвы-реки, там чего только не находили! Кроме обычных мобильных телефонов и денег, они находили стульчики из кинотеатров, чайники, пылесосы, какую-то мебель. Они рассказывали, что находили это почти в лесу, и недоумевали, люди туда все это везли, и потом выкидывали в реку? То есть течением так бы не отнесло.

- Интересно, им встречалась какая-нибудь живность?

– На дне океанов много разноцветной живности было, а в Москве-реке только раки, причем они же только в чистой воде водятся, и вот у истоков Москвы-реки они есть. Это говорит о том, что Москва-река чистая, а загрязнена мусором уже дальше по течению.

foto_

- А ты любишь плавать? В троеборье же это было?
- Да, но я была последняя (Улыбается). Я люблю, конечно, плавать, сочинским брасом (Смеется), но так чтобы спортивно… Я не очень много прилагала усилий к технике. Мне больше нравилось бегать, ездить на велосипеде и на лыжах. Есть такая триатлонская дистанция IRONMAN – это плавание 4 километра, велосипед 180 километров и 42 километра бега. И я думаю, что когда-то на это решусь, и мне придется научиться хорошо плавать.

- Расскажи, какие у тебя любимые фильмы?

– Перл Харбор, наверное. Там и война, и любовь, вот этим он мне и понравился. И Август-Раш – это сказка про невероятно талантливого мальчика, который находит своих родителей, и музыка в этом фильме просто великолепная!

- А читать ты что любишь?

– Люблю читать биографии и истории мировых корпораций, которые начинались в гаражах. Очень люблю Ричарда Баха – он летчик, философ и писатель, Ричарда Бренсона – это летчик и предприниматель, Ричарда Фейнмана – человек, который прожил сотни разных жизней за одну, Стивен Кови – уникальный управленец. Если бы я была мальчиком – непременно бы пилотом! Возможность управлять машиной в свободном полете захватывает дух и долго не отпускает.

- Как ты проводишь свободное время?

– У меня много друзей в Москве, и все они очень интересные личности, по-своему сумасшедшие и ненормальные, у нас общие увлечения, тот же самый бег. Вот сейчас мы вместе готовим сюрприз ко Дню рождения подруги. Я очень люблю живую музыку, часто хожу на концерты классической музыки, и джазовой, и современной. Ещё я учусь играть на гитаре.

- То есть у тебя нет конкретных любимых исполнителей, музыкальных стилей?

– Я не тот человек, который живет постоянно в наушниках, я слушаю то, что есть на радио. Последний концерт  – это был Jason Mraz, у него достаточно «слюнявые» песни, такие как «I’m yours». Сходить на концерт было идеей моей подруги, я согласилась и открыла его для себя, у него есть и очень классные песни.

- Какой у тебя водительский стаж?
- Ну вот, как в Москву приехала (Смеется). Один год.

- Ты в нашем Клубе не так давно, новоиспеченный куратор, у тебя есть какие-то мысли по изменению Клуба, что тебе нравится, а что нет?

– Мне кажется, это большая и сложноуправляемая система, но при этом у нас она работает очень хорошо. Я даже не знаю, что сейчас можно поменять в организационном плане. Я бы, наверное, хотела изменить жизнь детей, потому что тех денег, которые им выделяются как гарантированные ежемесячные пособия, очень мало. Часто помещения, в которых они живут и учатся, не соответствуют нормам СанПина. Волонтеры помогают, но в очень маленьких объемах, я думаю, что если мы можем как-то больше привлекать финансирование в школы-интернаты и детские дома, то надо это делать. А вообще наша организация – это уникальная организация, где все с какими-то личными побуждениями и целями делают общее и очень важное дело.

- Света, расскажи, а где ты черпаешь вдохновение?

– У меня много друзей, и они очень разные люди, которые бегают марафоны, прыгают с парашютом, играют на разных музыкальных инструментах, путешествуют каждые выходные, говорят на семи языках одновременно, организовывают свои стартапы или строят карьеру в самых крупных корпорациях мира. Я же жила в разных городах, и друзья остались повсюду, большинство из них сейчас «понаехали» в Москву или уехали за границу. Ещё у меня много друзей из разных стран, которые появились после лета в США, работы в AIESEC, стажировки в Турции, международной смены Селигера… Они все совершенно разные люди, разной национальности и цвета кожи, с абсолютно разными взглядами на жизнь и религиозными убеждениями, и кажется, что можно горы свернуть и с такой поддержкой.

AIESEC_1

- А ты сталкивалась с какими-то мифами и предубеждениями про русских?

– В Турции было предвзятое отношение к русским девушкам, но я была в Турции не на курортном юге, а на севере, в Стамбуле и Бурсе. За эти два месяца, что я там была, я считала своим долгом разбить предрассудки о русских людях и о России. Мы делали вечера разных стран, и вот хотя бы турки, с которыми я общалась, и наши стажеры из разных стран поняли, что на самом деле всё не так, как они представляют. Но и русские, хочу сказать, тоже воспринимают Турцию только как дешевый курорт, а я увидела другую Турцию. У них потрясающая кухня, музыка, природа, очень приверженное отношение к религии и семье. Я вообще против исключительно пляжного отдыха, поэтому обычно мои путешествия – это поездки к друзьям, я попадаю в мир их повседневной жизни, к тому же, они рассказывают намного больше интересных фактов о своей стране, чем русские гиды. Когда я была в Тунисе, тоже попала в священный месяц Рамадан, друзья организовали для меня поездку в пустыню и несколько дней на побережье, с заездом каждый день к следующим родственникам, которые живут огромными семьями и ужинают в саду за длинными столами.

- А у тебя не возникало желания где-то остаться?

– Я считаю, что у каждого человека в этом мире есть какое-то местечко, но я его пока не нашла. Какие-то мысли возникали, конечно, но я всегда возвращалась в Россию, потому что у меня тут был незаконченный универ, семья, друзья. По Work&Travel за последние лет десять много студентов осталось в Америке нелегально. Я считаю, что это очень легкий способ там остаться, легкий и неправильный. У каждого студента была возможность остаться – просто не лететь обратно, при этом пришлось бы прятаться от полиции и миграционных служб, не выезжать из страны 5 лет, нет, это не для меня. Остаться-то хочется везде, особенно в отпуске. Жалко, что у нас нет моря.

- Но тогда бы было так: подумаешь, море…

– Ну, знаешь, когда я в Барселоне гуляла с другом, мечтательно говорила: «Здесь есть море, здесь прекрасный климат, хорошие условия для бизнеса, Европа вокруг, бар-стрит, здесь есть всё, что душе угодно – я бы здесь жила!». Друг отвечает: «Поэтому я здесь и живу, хоть и родился на другом континенте!» (Смеется). То есть, в принципе, ограничений нет, и человек может жить там, где он хочет жить. Но я пока хочу жить в Москве.

- А к тебе в Москву друзья приезжают?

– Да, конечно! Недавно приезжали мои бывшие турецкие коллеги на выставку мебели. А на прошлой неделе приезжали друзья из Америки. Я Москву узнаю вместе с моими гостями. (Смеется).

- Скажи, а какие праздники ты любишь?

– Все праздники по-своему хороши. Я люблю Новый год, мы с подругой уже три года подряд встречаем Новый год на какой-то из площадей мира, в разных городах, но, кажется, в этом году трехлетняя традиция прервется, но ничего страшного. А, кстати, Рождество я стараюсь с родителями встречать. В прошлом году я решила сделать сюрприз родителям и прилетела шестого января, не предупредив, но пожалела об этом сто раз, потому что обычно папа меня встречает и избавляет от тяжелого чемодана. На Рождество мы ходим в церковь вместе с крестной и крестником, собираем несколько семейных поколений.

- А тебе дарят какие-то необычные подарки, или, может быть, ты даришь?

– Мне друзья гитару подарили, совсем не в день рождения, а просто так, потому что я давно хотела. Мы дарим друг другу прыжки с парашютом, билеты на концерты и неожиданные поздравления. В последний мой день рождения меня разбудили крики подруг, ворвавшихся ко мне в комнату в 7 утра. Дети из наших школ-интернатов тоже часто дарят то, что они делают на мастер-классах. Дети – они же такие искренние, даже когда нет какого-то волонтера, они передают ему подарки. Мне ещё не передавали, но просили меня передать, и в следующий поездке обязательно спрашивали: «Ты передала?», – конечно, передала (Смеется).

- У меня есть ещё традиционный вопрос: что ты хочешь пожелать детям, волонтерам и новичкам.

– Из своего опыта могу пожелать не бояться. Детям хочется пожелать не бояться смело идти по жизни, с уверенностью в том, что мы, волонтеры, всегда сможем помочь. Волонтерам и новичкам не бояться общаться, не бояться своих ощущений, не бояться открывать ребенка, проявлять инициативу и брать ответственность. Вообще, единственное, чего стоит бояться – это собственного страха. Не бояться ответственности, становиться кураторами, потому что в Московской области и областях, близких к Москве, ещё очень много детей, нуждающихся в поддержке и друзьях. И вы можете изменить их жизнь. Мне очень нравится одна цитата, совершенно точно описывает нашу деятельность, я ее часто пишу в конце отчетов на форуме:

- Долго ли ждать перемен к лучшему?

- Если ждать, – то долго.

я4

 

Взгляд со стороны:

Дмитрий (Dimnett): «Света очень ответственный человек! Мы вместе учились до второго курса и её единогласно выбрали старостой! Ещё она мега-целеустремленная, и ведет очень правильный образ жизни! Для неё, мне кажется, нет границ, Америка так Америка, сегодня в Екатеринбурге работаю, а завтра в Москве. В Клубе волонтеров её ответственность приобрела ещё больше очертаний, на неё, во-первых, можно положиться, а во-вторых, она ещё всем напомнит, чтобы ничего не забыли, ну мне так точно! Ну и, конечно, её разнообразные знакомства и связи дают Клубу много спонсоров и инициатив, после того, как она рассказывает о нашем деле, невозможно не заинтересоваться нашей деятельностью!»

Алексей (Философ): «Глядя на Свету, всегда хочется радоваться и улыбаться, она как яркий лучик весеннего солнца, необыкновенно приятного и теплого!!! Особенно поражает то, как ее любят дети, как она нежно о них заботится, беспредельно жертвуя собой. Хочется пожелать нашей красавице успехов во всех благих начинаниях, творческих и креативных идей, и максимального роста в поистине благородном и непростом общем деле!»

Елена (Lenochka): «Когда я только познакомилась со Светой, она меня сразу поразила своей кипучей энергией, энтузиазмом и верой в то, что мы можем изменить мир. Это невероятно добрый, веселый, интересный и отзывчивый человек, очень приятный собеседник и красивая девушка.»

Илья: «Светлана – отличный куратор, всей душой болеющий за свой домик. Я недавно был в поездке с ней, и видел, как здорово она справляется с ролью лидера волонтерской команды и каким уважением пользуется среди волонтеров. Это говорит о многом! А еще она красавица и спортсменка, в следующем году обещала пробежать в футболке Клуба волонтеров Московский Марафон и победить!»

 

Интервью подготовила:

6863Елена (эЛЕоНоркА)