23 ноября 2010 года – Интервью с Софьей Павлючук (Сония).

- Софья, у тебя очень необычная творческая работа – ты преподаешь уроки йоги. Как считаешь, это философия или просто упражнения?

– Это мое профессиональное хобби. Сложно назвать работой то, что приносит столько удовольствия). Восточными практиками осознанно я начала заниматься более восьми лет назад. Надо было проделать длинный путь, чтобы понять – йога была во мне всегда.

Многие, размышляя о йоге, но, еще не прикоснувшись к ней, представляют человека, сидящего с блаженным просветленным лицом в определенной позе, который и не думает о том, что нужно что-то делать или хотя бы сделать вид какого-нибудь, не важно какого, но действия. Отчасти это так, но важно сказать, что именно с этого спокойного лица и начинается самая главная работа. Философия соприкасается с работой и в процессе уже невозможно найти границу.

Как физик во всем видит физические процессы, так я вижу во всем йогу. Для кого-то это наблюдения, созерцание, для кого-то настоящее (без иллюзий) ощущение любви к жизни.

- Ты изучаешь какое-то определенное направление йоги?

– Я веду уроки хатха-йоги – более понятный вид йоги для европейцев – работа с телом. Каждое упражнение (асана) похоже на волшебный иероглиф, выстроенный из тела и несущий свой секрет здоровья. Хатха-йога – это только одна восьмая всей йоги.

Мне не хочется ограничиваться, связывать себя какими-то рамками и интересно все, что связано с Востоком, с восточными знаниями. Им много тысяч лет и они продолжают существование, передаются через живые умы, а не приходят с помощью археологических раскопок, историю которых нужно додумывать.

На уроках я пытаюсь поделиться теми знаниями, которые пришли ко мне и прошли через меня на практике. Это важное условие. Очень интересны новые ученики, они дают возможность возвратиться к истокам, пересмотреть какие-то начальные уроки, исходя из моей сегодняшней позиции. И стараюсь всегда получать что-то новое, посещать мастер-классы, семинары, перенимать опыт других преподавателей. Искренность и открытость в отношениях позволяет это делать все чаще.

- Долго искала занятие, которое было бы тебе по-настоящему интересно?

– Мой первый опыт работы – это Макдональдс. Мне было 17 лет, и после школы я хотела почувствовать независимость, в том числе финансовую. Мне это удалось на том совсем юном этапе. Потом я снова работала в крупной системе – банке (дирекция управления рисками). Система держит самых преданных и на каком-то этапе она меня вытолкнула. Сейчас я рада этому, но тогда переживала, пока не поняла, почему не смогла остаться в этой системе: система не предполагает, что ты не машина, а человек с чувствами, эмоциями, желаниями, у которого может быть иной ритм внутри.

Йогой я начала заниматься сначала сама по себе, давала индивидуальные уроки. Но было очень трудно держать все в одних руках, включая бухгалтерию, маркетинг… Сейчас я тоже в какой-то мере работаю в системе – в велнесс-центре. Работать самостоятельно, когда абсолютно все зависело от меня, от рекламы до финансов, было очень тяжело. А сейчас я могу параллельно работать и изучать отношения в коллективе, бухгалтерские моменты. Учиться этому необходимо. А главное я не замечаю своей работы. Сейчас все происходит от сердца, а не от того, что я взяла из книги в виде информации “на время”. И у меня есть возможность делать именно то, о чем я много думала, но на каком-то этапе боялась перемечтать)

- Ты так кардинально сменила деятельность, а изначально чем хотела заниматься?

– Я училась игре на арфе и хотела продолжать связывать жизнь с искусством. В моей семье практически все имеют музыкальное образование, а дедушка- военный дирижер. Арфа – особенно красивый, дорогой и изящный инструмент, как бальные танцы в танцевальных кругах. Даже на конкурсах важен подход к выступлению, например, красивое платье. Если выступать в запоминающемся наряде, это выше оценивается. Я часто замечала, что мастерство игры имеет даже не первую роль. Но у меня произошла травма пальца и сегодня я просто благодарный слушатель. Мне все же удалось заниматься у профессора, пожилой, невероятно мудрой женщины. Благодаря общению с ней я поняла, что искусство продлевает жизнь. Ей на тот момент было 90 лет и она продолжала на занятиях мне повторять “Алаверды-алаверды!”).  И всегда имела маникюр и прекрасную память!

- Ты с такой легкостью говоришь об этом. Я бы, наверно, до сих пор переживала… Оглядываешься назад, важно ли для тебя прошлое?

– Если все время живешь прошлым или будущим, то перестаешь жить в настоящем, чувствовать его. Просто теряешь это ощущение – температура сегодняшнего дня.

- От многих слышала, что ты потрясающе танцуешь и возишь в детские дома танцевальные мастер-классы. Сложно ли научить кого-то танцевать?

– Спасибо! Любой танец я называю «рисунок телом». Это как кисть в руках художника, которая двигается, оставляет мазки на полотне, и вырисовываются фигуры, сюжеты. Наше тело тоже можно сравнить с кистью. Надо отпустить себя, и кисть начнет рисовать сама. Любое тело может делать все, что угодно. На занятиях я задаю всего лишь тему, а остальное человек делает сам.

- А с математикой ты, наверно, не очень в ладах?

– Недавно поняла, почему мне не даются точные науки: формула переходит в другую формулу, потом в третью и так далее, здесь нет творчества. Ты находишься в ограниченном для мысли пространстве, все видно и понятно и сегодня нужно думать так же, как и вчера и надо будет завтра. Это как муха, которая сидит в закрытой крышкой банке и не может выбраться оттуда. Здесь вопрос только об объеме и размере банки, но пространство все равно ограничено, а я всегда хочу вылететь за пределы банки.

- Как считаешь, почему в Клубе волонтеров девушек больше, чем молодых людей?

– Я благодарна йоге за то, что она дала понять, кто такая женщина, и кто такой мужчина. Стихия женщины – семья, мы как будто растворяемся в ней. И это не зависит от эпохи и места, в котором девочка родилась. Женщины в шесть-семь раз чувствительнее мужчин, и счастливы только тогда, когда живут чувствами. Этим и можно объяснить, почему в КВ так много девушек, это наша потребность. Мужчина же счастлив, когда он весь в работе, в действиях. И это нормально. Женщины умеют играть и перестраиваться в разных ситуациях. Это дано нам от природы.

- А ты организованная, можешь соблюдать режим дня?

– В себе я стараюсь культивировать постоянство. Люблю людей с таким качеством. Знаю, со временем вкус к постоянству в чем-либо становится менее привлекательным и, конечно, неизбежны разочарования, но это все лишь часть пути. Так важно не занимать у других людей время, не опаздывать.

Йога помогла мне понять, как важно соблюдать режим дня. Мой будильник всегда стоит на без пяти пять. Как раз в это время солнце начинает набирать силу, и человек с самого утра наполняется его энергией. Солнце зажигает огонь, и внутри нас тоже начинает все просыпаться. Есть восточная мудрость, немного жестокая, правда, “если ты не проснулся до восьми часов утра, можешь уже не вставать, т.к. день не будет полноценным”. По тому, как мы начинаем свой день, можно оглянуться и увидеть себя в детстве, наш день- показатель отрочества и юности, наш вечер- старость.

После того, как встал обязательно нужно очиститься водой. Никто не знает, что происходит с нами во сне, неизвестно как на нас воздействует луна (в одном случае отрицательно, в другом положительно). Надо полностью освободиться от всего с помощью воды.

А ложиться спать в идеале нужно в 21 час. Хотя, конечно, у меня не всегда это получается, но я стремлюсь к этому. С 21 до 24 отдыхает наш ум, а после тело. Такой режим соблюдали на протяжении многих веков.

- В Клубе довольно много волонтеров-вегетарианцев, и на форуме разгораются дискуссии на эту тему. А ты как относишься к мясоедам?

– Я не ем мяса уже около семи лет, и мне хорошо. Считаю, лучше быть мясоедом и быть с добрым сердцем, чем не есть мяса и быть жестоким. Быть вегетарианцем сейчас модно и не все делают это по убеждению. По многим травоядным часто видно, что их глаза источают гнев, просто потому, что они голодные, все время хотят есть. Не раз это замечала.

- Чем больше беседую с тобой, тем больше убеждаюсь, как правдиво значение имени человека, ведь Софья с греческого переводится как “мудрая”…

– Меня так назвала мама, мечтающая, чтобы я была мудрее ее.

- А своих детей ты уже знаешь, как назовешь?

– Да. И каждое имя пришло ко мне в определенный момент.

- В Клубе волонтеров ты заведуешь отдельным направлением, посвященном помощи Российской детской клинической больнице. Почему ты выбрала это для себя?

– Когда я пришла в КВ, направление работы с РДКБ только начало развиваться. Я решила к нему подключиться, потому что у меня не всегда получается ездить в клубные поездки по детским домам. Я рада, что могу что-то делать и в пределах Москвы.

В РДКБ работают просто удивительные люди, которые стараются делать очень многое, цепляются за любую возможность, чтобы только помочь детям, чтобы была хоть какая-то надежда на выздоровление.

- Знаю, ты мечтаешь о создании собственного благотворительного фонда, почему возникла такая идея?

– Эта мысль сидела во мне уже давно, но ее контур появился, когда семье моей подруги потребовалась помощь. У нее погибла сестра со всей семьей, и у меня получилось разослать всем сотрудникам по корпоративной почте письма с историей этой трагедии и просьбой о помощи. Когда люди, желающие помочь, подходили с конвертами от них исходил непередаваемый свет улыбки. Вне зависимости от статуса они были настолько рады, что тоже чем-то могут помочь. Тогда я поняла, что такое давать людям возможность проявлять свою человечность, делать добрые дела. Для этого тоже нужно, чтобы тебя поддержали, показали, где требуется помощь, что делать и как.

Я заметила, что во время финансового кризиса в людях стало появляться все больше и больше духовности, добра и желания понять и услышать друг друга. Как раз этап для нашего Клуба Волонтеров. Я счастлива!

 

Интервью подготовила
Ефросинья