2 июля 2013 года – Интервью с Игорем Рыбкиным

Целеустремленный, ответственный и добрый парень, Игорь Рыбкин, рассказывает о своей жизни, учебе, спорте и мечтах. Игорь – выпускник Зубцовского детского дома, волонтер и пример для многих малышей и подростков. Он не устает делиться с ними своим опытом, зарабатывает авторитет и стремится к осуществлению всех своих планов.

- Расскажи о своем детстве

– В 1998 году я попал в Зубцовский детский дом со своей сестрой, мне было 8 лет. Я помню, что перед тем, как нас забрали, за нами приехал участковый, забрали сначала сестру, а мне знакомые соседи сказали: “За вами приехали, иди куда-нибудь погуляй”, я ушёл в лес, который хорошо знал, смотрел оттуда футбол. Потом вечером вернулся домой и только зашел, как они приехали на УАЗике, забрали меня, отвезли в Конаково, и на следующий день я уже попал в Зубцов.

- Это было шоком?

– Ну… я плакал, а Юльке было 4 года, она ещё ничего не понимала. Мы были в дошкольной группе, за нами следили воспитатели. Было особенно приятно ездить в лагерь, он назывался “Краностроитель”, там у нас было очень много развлечений. Оттуда осталось много разных воспоминаний: футбол, зарницы,  дискотеки, которые у нас в детском доме не проводились. Лагерь был во Ржеве, в 16 километрах от Зубцова, туда было очень приятно ездить. Раньше в нашем детском доме было много народу, около 130 человек, сейчас 60. И чтобы попасть в лагерь, надо было себя хорошо вести, работать, слушаться воспитателей. Учеба должна была обязательно быть хорошей, и тогда появлялся шанс два раза за лето туда съездить, в 2 смены.

- У тебя так получалось? Ты чем брал, учебой или поведением?

– Да, получалось. Я, наверное, всем брал. Учился на 4-5, тройки стали появляться только в 7-9 классах, девятый я закончил с одной тройкой. Любимые мои предметы были физкультура, математика, химия, физика. Учились мы в обычной школе, за пределами детского дома. С одноклассниками сейчас я уже не поддерживаю близких отношений, переписываемся мы изредка. Так всё происходит, потому что из девчонок уже у четвертой скоро будет ребенок, то есть из пяти девчонок уже у четырех есть семья, у всех своя жизнь.

- Ты пока не планируешь? Хочешь встать на ноги?

– Да, это основная цель. Для этого я учился 7 лет. Мне нравилось учиться и до сих пор нравится, когда я поступал, то сделал это “методом тыка”, мне нужно было пойти куда-то после девятого класса. У нас был класс достаточно умных ребят, особенно девчонки – они все получали 4 и 5. И наш выпуск попробовали отдать учиться в Москву, это был первый такой опыт. Директор нам разрешил, а занималась этим завуч, ездила с нами, мы сдавали вступительные экзамены. Я приехал, сдал документы, сдал математику на отлично, написал русский, и надо было уезжать. Мне сказали, что перезвонят через три дня, и за это я переживал, русский язык у меня всегда в школе был на три, то есть нервничать уж точно нужно было (Смеется). Диктант на два написать – это в моем стиле. Я написал на три, этого было достаточно с учетом пятерки по математике. Я приехал и думал, что в Москве здесь все умные, но учился одним из лучших студентов. То есть хоть наша школа была и маленькой, человек на 200, все учителя нас хорошо знали, я понял, что по сравнению с московскими школами разница в подготовке большая. Во время учебы с математикой, физикой и химией вообще никаких проблем не было.

- Эти предметы – твой основной профиль?

– Да, это мне нравилось всегда. И так потихоньку я учился, на втором курсе уже пошли профильные предметы, стало ещё интереснее. Специальность у меня “Строительство автомобильных дорог и аэропортов”, учился я сначала в Московском автомобильно-дорожном колледже, а потом в МАДИ. Жил в общаге, как примерный парень (Улыбается). Я особо не тусил, не пил.

- А ты готовить умеешь?

– Ну, за 7 лет общаги во время учебы, конечно, научился. Последние три года я всегда обедал в институте, а вечером уже готовил, жарили курицу с макаронами, делали плов, котлеты…

- Котлеты покупные, или сами делали?

– Сами, покупали фарш, делали котлеты, в этом же нет ничего сложного. Я не очень люблю готовить, но готовлю. Я не из тех, кто ищет рецепты в Интернете, что-то пробует делать, мне нравится простая пища.

- А расскажи про свои спортивные увлечения, как всё начиналось?

– В детстве я занимался самбо, борьбой, около двух лет. А в основном занимался футболом, секции или тренера у нас не было, просто сами постоянно собирались, гоняли по полю. Пришли, поделились на команды и начали играть. Я был чаще защитником, или полузащитником. Естественно, у нас среди детских домов всегда проводились разные спартакиады, бег, прыжки, метания, отжимания, подтягивания. Я всегда был в сборной команды своего детского дома, но профессионально никогда ничем не занимался, да и возможности заниматься профессионально в нашем городе не было. Если бы мне сейчас предложили вернуться в 8 лет и сказали: “Давай ты профессионально займешься любым видом спорта”, – я бы отказался. Потому что это очень сложный труд, для спортсменов это работа, они получают огромные деньги за это.

- То есть они не зря столько получают? Помнишь, тот скандал с зарплатами в футбольном клубе “Зенит”?

– Если брать спорт в целом, допустим, футбол и легкую атлетику, то, конечно, разница в зарплатах огромна. Если брать обычных бегуний – они получают очень мало, а футболисты много, да. И если понимать, какую большую работу делают бегуны – то они и получать должны столько же, сколько и футболисты, но они не получают.

 

- Чем ты ещё занимался кроме футбола и самбо?

– Зимой – лыжи, коньки. У меня было такое желание покататься на коньках на хорошем катке, потому что в детстве у нас такого не было. Сейчас есть коньки и площадка в Зубцове, её заливают ежегодно, а у нас ничего этого не было. И когда я приехал в Москву, у меня в первую зиму не получилось встать на коньки, потому что в финансовом плане было очень напряжно первый год, а уже на вторую зиму купил коньки и всё, каждую зиму, ежегодно, уже 6 лет я с катка не вылезаю. Я часто хожу на бесплатные площадки, но когда весь лед дырявый и под ногами ледяная крошка по 5 сантиметров – неприятно на нем кататься, так что если хочется действительно получить удовольствие, а не разбитые коленки, то проще заплатить 150-200 рублей и покататься на хорошем катке.

- А лыжи? Это же вообще отдельная тема…

– На лыжах мне тоже всегда хотелось кататься, но когда я учился в колледже – не было таких возможностей, это надо было куда-то ездить, а с лыжами это все-таки сложно. После окончания колледжа, я переехал в общежитие института, и там в пяти минутах был парк. Естественно, я сразу купил себе лыжи, и четыре-пять раз в неделю я катаюсь. Выходит примерно 15-20 километров, это минимум. Если еду в течение двух часов – то это уже около 25 километров. Я предпочитаю коньковый ход, для классики нужны отдельные лыжи, отдельные палки, да и техника другая, надо учиться. И когда я хожу в лес, я только им и катаюсь, классикой только на разминке, первые два километра, тогда уже идет работа рук. Все, кто ездит коньковым ходом, тренируются и классикой, укрепляют мышцы. Мне всегда приятно приезжать на соревнования, и не за тем, чтобы занять первые места, моя цель – побить свое предыдущее время. В лыжах это не всегда получается, потому что есть ветер, температура воздуха, температура снега, в общем, куча факторов. Сегодня можно налегке проехать 10 километров за 33 минуты, а завтра ты будешь упираться, ехать целенаправленно, но по влажному снегу, и проедешь гораздо хуже, результат может быть и на 5 минут хуже.

- У тебя есть какой-нибудь личный рекорд? И как ты готовишься к соревнованиям?

– Личных рекордов у меня много, потому что каждую дистанцию я заношу в компьютер и сравниваю с предыдущими результатами. Ну и, конечно, ещё по самочувствию смотрю, лучше ли я себя чувствовал или хуже в этот день. С вечера я готовлю лыжи, смазываю их. Готовлю термос, покупаю бананы, шоколадки (специальные, из аптеки, более натуральные). Приезжаю на соревнования, регистрируюсь, получаю номер, узнаю время старта и иду на разминку. Проезжаю 3-4 километра по трассе, разминаюсь, а потом уже сам старт, и начинается самое интересное. Наблюдаю на соревнованиях своих знакомых, например, в прошлый раз я за кем-то ехал, разговорились после финиша, и на следующих соревнованиях встречаемся, узнаем друг друга, спрашиваем, где какие соревнования проходили. Пока я принимал участие только в соревнованиях в Битцевском парке и на Сходне. Дистанции самые разные, от 5 километров и до марафонов 51 километр. У этих соревнований статус “любительский”, заявляются все, кто хочет, но уровень достаточно высокий, в этом году, например, я проехал 15 километров и занял десятое с конца места, это один из моих самых плохих результатов.

- А сколько их всего было? Может, и было-то всего 20 спортсменов?

– Нет, их было 166 человек. У них хорошая подготовка, большинство ребят, может быть, попадут когда-нибудь в сборную, потому что приезжают молодые спортсмены со спортивных клубов. У спортсменов и техника поставлена, и лыжи у них более дорогие, они приезжают с четырьмя-пятью парами, обкатывают их там, соответственно и костюмы у них подобраны, а в лыжах это самое главное, вот в футболе это не настолько важно, нужно просто одеться так, чтобы не вспотеть и не простудиться потом. В этом году я себе купил уже относительно хорошие лыжи, тренировочный костюм. Но, наверное, больше у меня и не будет возможности кататься, из-за работы и из-за места жительства, потому что я уезжаю из Москвы, я съехал в Тверскую область в Конаковский район.

- То есть мы тебя теперь будем редко видеть. А почему ты принял такое решение, переехать?

– Работа у меня будет вахтами. Фирма находится в Москве, а объекты по всей России, соответственно в Москве я буду получать какой-то объект, который нуждается в бригаде. Я пока работал бетонщиком, геодезистом, был в ПТО (проектно-техническом отделе), делал документы по объекту, закрывал объемы. Например, на объекте сделали дренаж, трубу, колодец, шов залили, и это всё нужно отразить в документах, чтобы если что-то с ним случится, подняли эти документы и проверили качество, технологии, в общем, это отчетность, которая есть на любой стройке. Чем я буду заниматься там, куда поеду сейчас, пока не знаю, возможно, буду бетон месить, или какой-то другой заниматься сложной работой. У меня пока будет испытательный срок. Но если все будет нормально – поставят мастером.

- Расскажи, куда ты уже ездил? Мы видели в соцсетях твои фотографии из командировок…

– Первая командировка была в колледже на практике, нам предложили хороший объект, реконструкция аэропорта Хатанга, это Красноярский край, самый север. Мы прилетели 26 мая, было минус шесть градусов. Прилетели в 2 часа ночи, а там солнце светило, у них полярный день. Пока мы там работали, день стоял постоянно, солнце по кругу ходило. Обычные дни, когда ночь сменяет день, начинаются к началу сентября, потом время постепенно переходит на ночь, но полярное сияние я пока не видел.

- Ещё, может быть, будет возможность?

– Ну, вот сейчас Норильск. Это почти тоже самое, там близко, но мы зимой не работаем. Летом бывает тепло, до 30 градусов, а обычная летняя температура в тех краях от 3 до 18 градусов, ещё много комаров. В июне иногда мог снежок пройти. Так вот, в командировке меня назначили бетонщиком, но я выполнял роли геодезиста, заснимал отметки и заносил их в документацию, вел журнал общих работ. В общем, был полноценным мастером. На объекте геодезистом был только я, и мне иногда приходилось ещё и в ночь выходить на 5-6 часов. Спать получалось только по 5 часов, потому что когда шли выемки грунта, а это целая неделя, требовался геодезист. Соответственно я проводил по 17 часов на объекте. Мы успевали отдыхать: пока у тебя есть 12 часов – можно успеть куда-то сходить, хотя смотреть там особо не на что было, но в целом мне там очень понравилось. Я встретил там много знакомых из жителей поселка Хатанги, со многими до сих пор общаюсь в социальных сетях.

- То есть деревушка там совсем небольшая, все друг друга знают?

– Да. Мы делали там аэропорт, реконструировали его в более высокую категорию. Аэропорт там очень важен для сохранения наших границ. И поселок построен там для этого. Люди живут там не очень весело, цены просто заоблачные. Например, сок “Добрый” стоил 250 рублей, литровая “Фанта” стоила 240 рублей. Люди там немного зарабатывают, этот поселок просто отрезан от каких-то дорог. В одну сторону там 700 километров до Норильска, в другую больше 1000 километров, вокруг одни болота, так что дороги делать там экономически нецелесообразно. Все продукты туда привозятся только самолетом. Килограмм перевозки в самолете стоит 130 рублей, плюс стоимость самого продукта, плюс тот, кто это продает, тоже делает накрутку…

- Как же люди живут в этих условиях? Нет массовой миграции оттуда?

– Наверное, не у всех есть такая возможность. Кто-то там родился, кто-то по распределению приехал и остался. Выращивать там ничего тоже не получается, земля ведь не отмерзает, там вечная мерзлота. В период около 3,5 месяцев там есть мох, какая-то трава, карликовые лиственницы, березы.

- Видел там какую-нибудь живность?

– Оленя видел один раз. Их там много, местные жители их убивают и едят, вот и мы все лето ели оленятину. Мясо диетическое, не знаю, с чем сравнить, чем-то на мясо кролика похоже. Что там ещё интересного – все дома стоят на сваях. Из-за того, что там идет замерзание и оттаивание, происходит неравномерная усадка грунта. Если поставить здание на фундаменте, то оно осядет, и будут трещины. Хотя в нашем отеле, “Заполярье”, было все нормально. Местные жители нас просили из старых плит выложить им площадку, там в центре города постоянная жижа, по всем улицам рассыпан шлак по дорогам, никакого покрытия нет. Когда тает вода, начинается жуткая грязь, и вот по центральным улицам там уложены плиты, чтобы было почище ходить. Мы делали замену плит, и все старые плиты шли в поселок. 2000 плит мы сняли, часть положили в поселок, а совсем непригодные плиты списали. Ещё у них был большой гараж под технику, туда прямо внутрь заезжал кран, и мы из плит там выложили полы.

- Сейчас ты едешь в такие же условия? Возьмешь с собой сразу 10 литров “Фанты” и доброго сока?

– Да, в похожие условия, комаров тоже много будет. Но все-таки это Норильск, крупный город, и там цены чуть выше, чем в Москве, но не настолько выше.

- Неужели тебе не хочется, наоборот, уехать в лето, в Краснодар?..

– Я был в Сочи, но там практика проходила очень недолго. А вообще я зиму люблю, мне не нравится лето, особенно лето в Москве. День рождения у меня тоже зимой, 9 февраля, но я его не праздную обычно. Пару раз я отмечал его в компании, но в основном не отмечаю.

- Ты можешь рассказать про Зубцов? Что изменилось в домике? Он ведь считается достаточно благополучным.

– Когда я там жил, к нам не приезжали ни волонтеры, ни спонсоры. Не было такого, как сейчас, помимо Клуба Волонтеров, туда приезжает 5-7 других организаций, каких-то разных групп. Когда я там жил, нас собирали в школу 1 сентября: мы приходили на склад, какие были там вещи или обувь, одного типа, мы мерили. Подошло – хорошо, не подошло – бумажку подсовывали, все ходили во всем одинаковом, но как-то особо и не парились. Когда мы были в старших классах, то сами уже где-то подрабатывали и уже себе что-то покупали из вещей. Сейчас я даже не вижу такой проблемы, вещей куча, игрушек, компьютеров, цифровые фотоаппараты, сейчас дети живут в большом достатке. И я думаю, это плохо.

- Почему?

– Помощь хороша до определенного момента. После какого-то момента это начинается уже во вред.

- Ты имеешь в виду, что нет поддержки, когда выпускник уже выходит из детского дома?

– Я могу сказать про себя. После выпуска мне дали 1500 тысячи, и заработал ещё летом 3000, потому что знал, что еду в Москву, и меня там не будут обеспечивать. В Москве есть такой закон, что обеспечение идет с 18 лет. Многие ещё из-за этого не идут в Москву учиться. Соответственно мне приходилось за продуктами ездить, Виктор Васильевич денег выдавал, но очень мало их было всегда. Я первые два года проходил в вещах, которые дали в детском доме, но я совершенно не заморачивался по этому поводу, главной целью было учиться. А на счет выпускников, спонсорства – сейчас-то вы помогаете, ремонты делаете (Улыбается). Ну, понятно, что не всем, конечно, всем же не поможешь, тем более, когда выпускники разъедутся.

- То есть ты считаешь, что в этом смысле Клуб волонтеров все делает правильно?

– Ну, это неплохо, помогать. Тем более, если есть желание помочь – пожалуйста.

- А когда ты в Институте учился, твои одногруппники знали, что ты из детского дома?

– Нет, в Институте не знали, и до сих пор не знают. Знали только четыре человека, с которыми я учился в колледже, там об этом знали. Я не был настолько дружен со многими ребятами, чтобы каждому рассказывать свою жизненную ситуацию, откуда я приехал. Даже когда я общаюсь уже очень близко, и то не всегда рассказываю.

- То есть этого никто не замечал? Не было такого, чтоб тебя позвали в кино, а у тебя денег нет?

– Нет, в Институте я себе денег уже заработал. Когда учился в Институте, уже не нуждался, тем более, каждое лето я работал, а там неплохо платили.

- Ты ездил с Клубом Волонтеров в поездки? В какие домики?

– В Рыбновскую школу-интернат и в Алексин, по одному разу. Что касается впечатлений, в Алексине понравилось, там в основном очень маленькие ребята, а мне больше нравится со взрослыми общаться. Но я, наверное, не настолько пока волонтер, чтобы постоянно ездить в поездки.

- А ты думаешь, вообще такая помощь нужна? Или это просто развлечение?

– Это точно не развлечение. Это полезно, даже не только из-за мастер-классов, но и из-за общения тоже. Общение очень важно, потому что по возрасту разница ведь небольшая с детьми, с волонтерами общаются почти как с друзьями, с вами же на Вы не общаются. А с воспитателями субординация строгая. Даже если воспитателю 18 лет, а нам было по 16, мы не могли назвать по имени, только по имени-отчеству, так нас учили. Какой бы не был возраст у воспитательницы, её обязательно нужно называть по имени-отчеству. У большинства воспитателей стаж уже более 20 лет, они работают, и я не скажу, что им это прямо очень нравится, потому что дело ещё в зарплате. Работать в детском доме – очень сложно, все ребята разные, за это должны платить гораздо больше. Это только так кажется, приехали в Зубцов: “О, классно всё!”, – а на самом деле, когда ты там живешь, детей нужно и наказывать. Не бывает так, что 100 человек детей, и они все одинаково хорошие и пушистые. Где-то нужно во время и наказать, за всеми нужно уследить, кто-то куда-то уходит без спроса, в общем, очень сложная и ответственная работа.

- Тебе, как выпускнику детского дома, хочется вообще влазить в эту систему детских домов в России, как-то помогать ребятам, что-то делать в этой области?

– Ну, ведь за всё хвататься – это значит не делать ничего. Я общаюсь со своими выпускниками, кто младше, что-то им подсказываю. Потому что общение со  мной может принести больше пользы, чем общение с воспитателями. Я ведь могу им на своем опыте что-то сказать, они меня больше послушают.

- А ты часто в Зубцове бываешь?

– Раньше был очень часто, в первые годы выпуска приезжал раз в месяц, а сейчас, когда Клуб Волонтеров ездит, и у меня появляется шанс съездить, и то не всегда. Ещё зимой мы делали с Вовкой Шарковым, нашим выпускником, соревнования по лыжам, на свои деньги сделали медали, грамоты. Он делал дизайн грамот, я эмблему – символ “Зубцовской лыжни”. Ещё нам помогала Настя, она ездит одна, для всех ребят подарки постоянно возит, каждому на Новый год. Сами соревнования я прорабатывал примерно месяц, лес знал хорошо, и долго думал, как лучше сделать трассу. Но хорошо знать лес оказалось не достаточно, надо было знать ещё и ситуацию, которая там сейчас происходит: понастроили много домов и старую трассу, которая существовала раньше, невозможно проложить, и приходилось в короткие сроки её менять. Мы чертили схемы кругов, делали видео и фото-съемку, это всё есть вконтакте. Всем понравилось, планируем вторую лыжню. Это были индивидуальные соревнования, а сейчас я хочу провести эстафету, если позволит время, нужно иметь хотя бы месяц в запасе, потому что неподготовленному лучше вообще ничего не проводить.

- Ты ведь ездил куда-то с покровскими ребятами?

– На горных лыжах катались. Я попробовал первый раз. Это было прикольно, но беговые лыжи все-таки лучше. В горных лыжах нет ничего сложного, я попробовал покататься час, они, конечно, отличаются от обычных беговых. Но я съезжал с горок спокойно. Ребята из Покрова катались хорошо, на уровне меня (Улыбается). Там инструкторы были хорошие, профессионалы, которые давно занимаются.

- Мы видели ссылку на газету для детей из детских домов. Расскажи, кто её делает, что это за проект?

– Делает это фонд “Кто, если не я”. Я знаком с ними, они приезжали к нам на Новый год, мы делали фоторепортажи. Ну и мой фоторепортаж выиграл, его напечатали. Там была история про Фернандо Торреса и Дидье Дрогбу, это такая своеобразная история, переведенная на лад детского дома. Мы составили текст, разукрасили одного мальчика, Виталика, в черный цвет, Дрогба темнокожий, и мы углем намазали лицо, потом сделали фотки с ребятами. Не могу сказать, что принял какое-то большое участие в подготовке этого журнала, тираж у него маленький. Его читают дети со всей России, которые присылали письма. Детские дома пишут им письма, и они публикуют письма в этом журнале.

- Чем ты любишь заниматься в свободное время, кроме спорта? Кино, музыка, чтение?

– Читать книги я не очень люблю, читаю техническую литературу, которая может понадобиться. Музыку  слушаю разную, всяких иностранных исполнителей, лишь бы ушам приятно было и всё. А так я не увлекаюсь ни фотографиями певцов, ни клипами. Фильмы я чаще смотрю американские, мой любимый фильм – это «1+1».

- А ты ведешь здоровый образ жизни или можешь позволить себе «расслабиться»?

– Когда  маленький был, курил, пробовал. В лоб получил и больше не пробовал (Смеется). Потом поумнел и уже понимаю, что это незачем, свое здоровье портить, ещё и деньги за это платить.

- К сожалению, мы иногда видим, что в детских домах и школах-интернатах дети уже со второго класса курят… Это вообще пресекается?

– Конечно, никому не безразлично. Ругают за это, полы мыть заставляют, например, провинился – идешь делать клумбу, нормальное наказание, полезное.

- Мы ещё иногда слышим о такой проблеме, что детей не готовят к жизни в социуме, они живут в очень закрытом пространстве.

–  Я думаю, к нашему детскому дому это никак нельзя вообще отнести, это точно. Когда смотрю телевизор, и там такие вещи говорят: детдомовцы не могут ни носки постирать, ни приготовить даже элементарную еду. Такое ощущение, как будто овощи растут. Мы в Зубцове убираем свои комнаты, каждые выходные делаем генеральные уборки. Ведь это вполне нормально, убирать за собой. Готовить нас раньше не учили, но сейчас там кухня построена специально.

- А финансовой грамотности учат?

– Нет, этому точно не учат. Я думаю, на уровне 8-9 класса в этом смысле особо не соображаешь. Но один человек понимает, ему не надо объяснять, а другому хоть сто раз объясни – все равно не поймет ничего. К каждому ребенку нужен свой подход.

- У тебя есть какие-то мысли, что можно улучшить в этой сфере?

– Наверное, не стал бы ничего менять. У нас достаточно все хорошо, я так считаю. У нас большинство детей – хорошие ребята, и учатся без всяких отклонений, и вот их берут в семьи, а потом делают возврат, это ведь ещё хуже, удар от этого ты получаешь – это точно. Я лично знаю 5-6 возвратов, это ведь очень много. А сейчас что хотят сделать? Упростить эту процедуру. То есть каждому, кому попало, дать ребенка. И я уверен, что кто-то станет усыновлять детей с корыстной целью, потому что будут за это деньги платить, будет стаж идти, а это выигрышная ситуация. Менять, я думаю, надо не это, кардинально всё вообще надо менять. Нельзя сразу взять и всех раздать, закон вышел, и мы через 2 года хотим всех раздать, такого не бывает. Чтобы этого избежать, нужно вообще уровень жизни населения поднимать, зарплаты делать достойные в областях. А когда зарплата 5-6 тысяч рублей, и два ребенка в семье, то как выживать в этой ситуации? У нас самые большие зарплаты в городе – 10 тысяч, за коммунальные платежи 5 тысяч отдашь и на 5 живи. Воспитатели наши по 7 тысяч получают. Я вот тоже работаю в строительстве, это колоссальная ответственность, я за месяц могу 1-2 выходных получить, но сейчас надо доказывать на практике свои знания, полученные в институте.

- У тебя есть какие-нибудь мечты?

– У меня есть спортивная мечта. Купить себе велосипед хороший и устроить велопробег, сначала по Тверской области, а потом на всю Россию замахнуться. Но это время нужно, деньги-то не очень большие, а вот время, выделить себе целый месяц летом пока нереально. А в остальном у меня все по накатанной. Школу надо закончить хорошо – закончил, потом надо отучиться хорошо, быть примерным, поступить в институт, пойти на работу. Все расписано. А губу раскатывать я не люблю, я реалист (Улыбается).

- Я недавно наблюдала твою игру в мафию, в одном кону ты всех «порвал»!

– У меня уже просто опыт мафии большой, мы в лагере в неё играли, на тихом часу. Соберемся всем отрядом и играем, только получался не тихий час, вожатым не давали поспать.

- А Клуб Волонтеров ты когда увидел в первый раз?

– В 2009 году, как раз перед поездкой на север. Приехал на три дня отдохнуть к себе в детский дом и увидел ребят из Клуба Волонтеров. Потом через полгода поехал в Зубцов вместе с ними, и так начал ездить. Что мне нравится – никаких конфликтов, со всеми приятно общаться. Очень это отличается от обычного общества. Там какие-то более добрые люди, чем в обычной жизни. Может, это просто смена обстановки у всех, все становятся на выходные добрыми, забывают о своих проблемах.

- (Смеется) А в будни, когда утром едут на работу, наступают старушкам на ноги, расталкивают всех локтями в метро?

– Ну не совсем так, но ведь все равно московский ритм – он очень сложный. Ещё я удивляюсь, что волонтерство занимает много времени, некоторые тратят очень много времени на подготовку к поездкам, на сайте записываются, в магазинах закупаются, тренируются на мастер-классах, я просто удивляюсь, откуда столько времени берется (Улыбается). И, наверное, хорошо, что за это деньги не платят, и люди собрались с конкретной целью, нет желания «лишь бы денег срубить», им нравится это делать.

- А ты в поездках в каких мастер-классах участвуешь? Что ты делал?

– Рисовал, лепил (Смеется).

- Это ты сейчас тот знаменитый видеоролик вспоминаешь, который на Дне рождения Клуба показывали? А кто снимал его?

– Я его делал. Съемка началась в Москве. Мы с Вовкой приехали на каток, я уже договорился с ним о съемках, вопросы мы придумывали по ходу, и потом всем одинаковые вопросы задавали. И вот мы с ним стоим, он отвечает, и к нам подъезжает какая-то девушка, симпатичная, молодая, спрашивает, чем мы занимаемся. Мы рассказали, что есть такой Клуб Волонтеров, мы их поздравляем с праздником. Она заинтересовалась, я ей рассказал, как можно найти форум.

- Не пришла она к нам пока?

– Я её не видел (Улыбается). Ну вот, на катке запись закончили, и я поехал в детский дом и начал там снимать. Я предложил ребятам взять у них интервью, и все приходили сами, кому-то уже пришлось отказывать, потому что ролик на 2 часа – это уже слишком (Смеется). Поздравлений было куча, и ещё очень многое было вырезано. Мы отсняли часов 5-6, а сделали 20 минут, выбрали самые удачные моменты.

- А вот этот мальчик, который что-то рисовал, теоремы доказывал…

– Это была моя идея.

- Мы думали, он сам…

– Нет, я подсказал идею, он выучил текст и рассказал это на камеру. Там были графики, формулу придумали сами, вывели периодичность приезда волонтеров. У меня была ещё идея продать на аукционе, на празднике, за чисто символическую цену одну из табличек, но я все таблички забыл в Зубцове. Я думал сделать эту табличку с автографами, но не успел, то есть это должна была быть бумажка «С Днем рождения», на которой все, кто участвовал в этом ролике, расписались бы.

- Дети, которые снимались, видели этот ролик?

– Да, конечно. Они же все вконтакте сидят. Я его лепил по ходу, там на месте это всё делал, днем снимал, а ночью монтировал. Какую-то часть делал, кому-то показывал, а они мне: «Не нравится, вырежи», – приходилось вырезать, если уж слишком просили. На этом Дне рождения Клуба, когда показывали ролик, я не был, был только на третьем Дне рождения в 2010 году, мне понравилось.

- Ты ведь ещё ведешь группу вконтакте, расскажи про неё.

– Да, я создал её в 2010 году, из-за того, что было много фотографий, некоторые выпускники не приезжают в детский дом, но хотели бы всегда видеть фотографии. Лазить по страничкам не очень легко, кто-то фотографии добавит, кто-то удалит, а в группе они все в одном месте собраны, их уже около 2000, также там есть видео, которые касаются выпускников детского дома. Ещё там есть альбом «Аллея звезд», туда я заношу успешных выпускников. Успешных с разных точек зрения, не обязательно он должен закончить какой-то супер-престижный ВУЗ, для меня успешность – это когда человек закончил, допустим, техникум, работает по профессии, у него есть семья, он не пьет, воспитывает детей. Не обязательно всем быть богачами. Хорошая семья – это пример, дети будут заходить и видеть, что можно создать крепкую семью. Кого-то по учебе записываю, но про некоторых я просто не владею информацией, кого-то нет вконтакте, хотя я знаю, что они многого добились. А кто-то просто не хочет, чтобы туда добавляли их информацию. Может быть, не хотят, чтобы видели, что они из детского дома. Все-таки в Интернет может любой зайти, посмотреть. Группа открытая, там волонтеры, выпускники (около 40 человек) и дети.

- То есть дети там тоже в Интернете? С телефонов?

– Да, у них телефоны покруче, чем у меня. Они там сидят вконтакте целыми днями, а что ещё делать, скучно. Ещё и по ночам, спать же в 9 часов ложатся. Они рассказывали, что по ночам сидят в аське, в социальных сетях, по кнопкам тыкают, спать друг другу не дают.

- А вообще этот режим дня, обед по расписанию – он на тебя как-то влиял? Тебе это не нравилось?

– Ну, на счет еды – у нас всегда были хорошие отношения с поварами (Улыбается). Мы им помогали, и соответственно ели дополнительные порции. Мы завтракали, обедали, ели ещё суп на полдник после школы, потому что занимались во вторую смену, потом ужин. А сейчас детям ещё молоко дают. Конечно, дома ты захотел поесть – пошёл и чего-нибудь съел, а в детском доме всё по режиму, как в пионерлагере. Когда мы постарше стали, чай себе покупали, пили его вечером, собирались поболтать, но втихаря, нельзя ведь особо было. Есть ночные смены очень строгие, а кто-то с пониманием относился. Я согласен и с тем, и с тем вариантом. Если начинают все разрешать – постепенно это перерастает в наглость. У нас вообще была немного другая ситуация, когда мы росли, сейчас Зубцов поменялся. В моем детстве не было телефонов, мы сами себя занимали совсем другими вещами. Меня сильно разочаровало, когда я приехал проводить соревнования, готовился к ним месяц, а у ребят лыжи есть, никто с ними не занимается. Я говорю, давайте сейчас всё сделаем, я раздам номера, лыжи. А они: «Я буду, я не буду». Кого-то из-за телефона не выгонишь, один мальчик говорит: «А я же хорошо учусь», – вот это неправильно, что только учеба и больше он ничем не занимается.

- Да даже в обычных современных семьях есть такая проблема, дети за компьютером, телефоном, играми, не читают и гулять не хотят.

– Вот ещё чего я точно не сторонник – так это чересчур частых подарков. Я считаю, лучше провести соревнования, победил – выиграл ты игрушку. Сделать хорошие футбольные, лыжные соревнования. Вот у нас есть 50 пар лыж, пожалуйста, проводи массовую лыжню. Но, во-первых, никто не хочет, уровень катания низкий, в наше время мы дрались за эти лыжи, у нас было пару пластиковых, и очередь выстраивалась трехнедельная на лыжах покататься, а если ты маленький – то тебе не светит, не судьба тебе на лыжах покататься (Смеется). Сейчас все есть, и коньков по пять пар. Мне не нравится, что в детях воспитывается, что есть много гостей, которые приехали, подарили подарки и уехали. Вот с чем я согласен с Клубом Волонтеров – что они приезжают и занимаются с детьми, а не просто раздают игрушки, делают их сами, пусть она не такая красивая, но она сделана своими руками. Раньше у нас был кружок шитья мягких игрушек, там был такой высокий уровень, такие вещи делали из десятка деталей. Я сам делал всякие шкатулки, выпиливал, это прямо моя страсть была, я из мастерской вообще не вылезал. Сейчас я приезжаю, они до сих пор в кладовой стоят.

- У меня есть ещё традиционный вопрос. Хочешь ли ты что-нибудь сказать детям, волонтерам? Что-то пожелать?

– Уважаемые волонтеры! Чем вы занимаетесь – это очень хорошо (Смеется)! Ну, я не знаю, что пожелать. Пока есть силы, желание, а, главное, время, продолжайте заниматься этим, это очень нужно для нашего общества. А детям я бы хотел пожелать, в первую очередь, чтобы они не боялись. Чтобы поступить в Москву – это нужно сначала перебороть свой страх переехать в такой большой город. Не нужно бояться, тем более, сейчас есть волонтеры, они помогут в Москве. Я о существовании волонтеров узнал только на третьем курсе. Во-вторых, нужно очень много трудиться, очень много. Со временем это все придет. Главное, наверное, первые два года отучиться, и уже будет высокая вероятность, что ты закончишь. Нужно добиваться своей цели, если ты поставил цель – нужно пытаться её достичь. Ну и ещё должна быть мотивация, ты должен понимать, зачем ты это делаешь. Если мотивации не будет – то ты не будешь понимать, зачем тебе все это. Например, у меня была мотивация – ни при каких условиях я не должен вылететь из колледжа. Первая задача была закончить колледж, не забросить это. Люди ведь старались в Зубцове, я чувствовал очень высокую ответственность, я не мог их подвести – это уж точно. Это меня держало,  очень старался, чтобы не дай Бог не позвонили в мой детский дом и не сказали: «Игорек-то ваш – раздолбай полный», – но ни разу не звонили, значит, всё хорошо пока.

Ещё я хотел бы по пунктам описать пожелания выпускникам:

1. Чтобы жить и радоваться, надо получить образование. Пока учишься в школе, надо подумать о своей будущей профессии. Нужно понимать, сможешь ли ты потом работу в будущем найти по этой профессии, нравится ли она тебе и т.д. Не надо бояться таких профессией, как швея, столяр, сварщик, механик. С такими профессиями можно жить в шоколаде. Все стремятся стать менеджерами, экономистами… Потом, получая такое образование, идут работать швеей.
2. “Я выпускник! Теперь могу делать все, что захочу! Теперь мне никто ничего не запретит!”, – вот так лучше не думать и не говорить.
3. Получая стипендию (в районе 6-7 тыс.), не надо говорить так: “О, джинсы надо, куплю! И телефончик новенький можно купить!”. Планировать свой бюджет надо так, чтобы в конце месяца голодным не сидеть. В идеале надо еще и откладывать денежку, в жизни разные ситуации бывают. Но не говорю со стипендии, т.к. с нее отложить нечего… Если подрабатывать будете, то с них в любом случае нужно отложить на “черный день”.
4. На счет учебы. Запомни! «Я не могу… сложно это все…», – так говорят слабые люди. Нужно терпение, и все получится.
5. Во время учебы не надо общаться со всякой «шелухой» (то есть с людьми, которым ничего не интересно).
6. Не пейте и не курите!


В жизни бывает легко, а бывает сложно. Человек, который имеет цели, этих целей достигнет! Желаю удачи будущим выпускникам! Живите так, чтобы вами гордились, а не вспоминали плохими словами!

 

Взгляд со стороны:

Маргарита (Маргоша): “Игорь обладает качествами, которые даны не каждому человеку. Он потрясающе целеустремленный человек. Он точно знает, чего он хочет получить от жизни, заранее осознавая, что это будет очень нелегко. Но его это нисколько не пугает. Он уверенно идет к своей цели, не тратя свое время на никчемное времяпровождение. Он заботится о младших воспитанниках Зубцовского детского дома, переживает за них, искренне хочет, чтобы они выросли хорошими людьми, и старается быть для них примером. Он очень добрый, скромный, деликатный, ответственный, организованный. Ведет здоровый образ жизни, занимается спортом. Я уверена, что в будущем мы еще услышим о нем, как о человеке достигшем больших высот, благодаря своему трудолюбию и целеустремленности. И мы все вместе будем гордиться им. Да мы и сейчас им гордимся!”

Катерина (Катюня): “Игорюха – очень ответственный, целеустремленный и позитивный человек. Всегда внутренне очень радуюсь, когда вижу, КАК смотрят на него зубцовские ребята, и какой он для них авторитет! Надеюсь, что жизненного запала ему хватит на себя и на того парня, очень хочется, чтобы, видя его успехи, ребята вдохновлялись!”

Артём (Artem): “Человек с очень задорной улыбкой)) С Игорем мы дружим давно – с ним и в поездках пересекались, причем не только в Зубцове, например, вместе обыгрывали команду мальчишек из Рыбного. Игорь у нас большой молодец – гордость наша. Я очень рад знакомству с ним, и то, каким примером он служит для ребятишек – стоит очень большого уважения. То, что он ставит перед собой цели и реализовывает их, у меня вызывает только уважение, как к человеку. Я благодарен ему за “буфер” в общении между волонтерами и детьми – видео снимает, передает приветы, консультирует, подсказывает – одним словом большой молодец, товарищ и настоящий друг!”

Мария (МанечкА): “Игорь замечательный, целеустремленный, любящий спорт молодой человек. Очень отзывчивый и хороший друг. Всегда готов прийти на помощь. Как настоящий друг он помогает не только в трудные минуты, но также умеет разделять радость. Трудолюбивый, все что намечает – исполняет. Я желаю ему творческих успехов, и чтобы все мечты сбывались и все вершины покорялись!!!”

 

Интервью подготовила:

Елена (эЛЕоНоркА)