17 июля 2013 года – Интервью с Еленой Гнатченко (Elaine)

Обладательница прекрасной улыбки, человек с фонтаном творческих идей, любимый многими куратор, обаятельная девушка, полная энергии путешественница – Елена с ником Elaine рассказывает о своем счастливом детстве, любимых городах и о том, как интересен мир вокруг нас.  

- В каком городе ты родилась?

– Я родилась в Украине, в Харьковской области. Там есть такой маленький городок, называется Первомайский. Около 30 000 население было, когда я там жила. И в 14 лет меня оттуда увезли. Родители решили уехать в Россию, потому что тут жили все родственники. Жили они в городе, где делают конфеты «Степ» – в Старом Осколе. Там я окончила оставшиеся 2 класса школы и уехала учиться дальше в Белгород. А уже после Белгорода я приехала в Москву.

- А где бы ты хотела в дальнейшем жить? В Москве или, может быть, в городе поменьше?

– Город поменьше – вряд ли. Я уже решила, что обратно не вернусь ни в Белгород, ни в Старый Оскол. А вообще моя мечта – Санкт-Петербург. Но если я еще раз сменю место жительства, моя семья меня не поймет. Поэтому я думаю: «Может, мне выйти замуж за петербуржца?» Это будет единственная уважительная причина переезда (Смеется).

- Расскажи про свои любимые места в любимом городе.

– Когда я еще не жила в Москве, то думала, что здесь смотреть нечего. Когда я была маленькая, меня сюда привозили и показывали дедушку Ленина, Красную площадь, ГУМ, ЦУМ и т.п. Я думала, что Москва этим и ограничивается. А еще однажды нас обокрала цыганка в метро. И метро для меня было ужасным местом, я думала, что там одни бомжи и цыгане. В Питере я на тот момент еще не была, и сравнивать не приходилось. Когда я начала жить в Москве, то поняла, что здесь действительно много интересного. И сейчас я всем про это рассказываю, потому что многие до сих пор так про Москву и думают – бомжи, цыгане и Рублевка. И я стараюсь убедить своих друзей и просто людей, которые не были в Москве, что здесь есть на что посмотреть, это по-своему очень красивый, интересный, зеленый город. И больше всего в Москве я люблю парки и старые улочки в центре. Выделить любимое место я не могу. Но есть одно место, которое не перестает меня удивлять. Расположено оно в районе метро Бауманская, там, где Елоховский пассаж. Если встать с определенной стороны, то в панораме видно три стиля: старый домик начало ХХ века в два-три этажа, сам Елоховский пассаж, современное железо-стеклянная конструкция, и между ними советская, ничем не примечательная, высотка. В этом сущность Москвы для меня, что это город контрастов и смешения эпох. Питер совсем другой. Там все плавно, тонко и вежливо.

- А в Питер ты ездила отдыхать?

– Да. И каждый год, что я живу в Москве, я стараюсь хотя бы раз поехать в Питер. Там мне нравится абсолютно все. И как его можно не любить, я не знаю.

- Расскажи о своей семье.

– У меня  вполне обычная семья. Я единственный ребенок. По определению должна быть эгоистом. Я мамина дочка, у нас очень хорошие отношения, которые с годами переросли в более дружественные, чем родительские. Незнакомые люди часто говорят, что мы сестры и очень похожи, хотя сама мама считает, что я больше похожа на отца, особенно, характером, что напоминается скорее в упрек. На меня в детстве никогда не кричали, не ставили в угол, но могли сказать так, что становилось все ясно. Наверное, поэтому я не переношу скандалы и сейчас. Но я тоже была хитрая, если знала за собой вину, то сразу приступала рыдать, так я давала понять, что признаю свою ошибку и перестраховывала себя от наказания.

- Ты избалована вниманием?

– Особо нет, потому что родители работали, мама еще и училась в институте, бабушки и дедушки жили в разных городах. Но с нами по соседству жила очень хорошая семья, которая за мной присматривала. Ребенок на две семьи (Смеется). И вообще меня воспитывали очень самостоятельной, и всему, что я умею, я обязана своей семье. Но при этом меня всегда слышали и слушали, и считались с моим мнением, мне кажется это очень важным фактором для формирования личности. Еще когда я смотрю на сегодняшних детей и вижу, что они постоянно что-то просят, я вспоминаю себя, я ничего не просила. Не знаю, почему. Может быть, потому что не было такого изобилия в магазинах, а может, потому что было все, что нужно ребенку. Была своя комната, много игрушек, кукол, велосипед. Меня всегда хорошо одевали. Причем у мамы была такая галочка, что нельзя одеваться так, как одеваются все. Мама у меня хорошо шьет, поэтому у меня было много эксклюзивных вещей. Я каждый год ездила отдыхать в лагеря, на море. Так как рядом был Харьков, то меня часто возили в цирк, в зоопарк, кафе, в парк аттракционов. Так что у меня было очень счастливое детство.

- Расскажи какое-нибудь светлое воспоминание из детства. Может быть, оно связано как раз с морем?

– У меня нет воспоминаний, как я попала на море в первый раз. Мне было полтора года, и я ничего не помню. Я даже завидую ощущениям тех людей, которые приезжают на море, видят его впервые в сознательном возрасте. Я очень люблю море. У меня вся семья выросла в Дагестане, на море. Поэтому мы все его любим. На море я заряжаюсь энергией, и если долго не бываю там, то чувствую себя не в своей тарелке. У меня много светлых воспоминаний… Я, например, очень любила ходить в детский сад, там было столько интересного! Очень любила праздники дома, особенно Новый год и свой День рождения, мы его всегда отмечали с размахом. Я всегда знала, что подарок под ёлку изначально прячут где-то в квартире, поэтому начинала все обыскивать уже за месяц. И еще я любила смотреть, как мама шила мне новогодние костюмы на утренник, например, из своей свадебной фаты, и обшивала мишурой. Мне нравилось, когда дома бывали гости, мама доставала красивые скатерти, салфетки, посуду, всегда было весело. Я и сейчас очень люблю гостей. А еще у нас в семье была традиция, меня обязательно поздравляли с началом учебного года и с окончанием, и дарили подарок. Я думала, что так во всех семьях. Но с возрастом я поняла, что это далеко не так. Поэтому выделить одно светлое воспоминание слишком сложно, это была одна сплошная светлая полоса. У меня есть и другие яркие воспоминания, не совсем светлые. Например, как меня выгнали из дома, как привязали к зубу нитку, а второй край нитки к межкомнатной двери, есть такой дедовский метод вырывания молочных зубов. Странность была в том, что мама с папой привязали и сели на диван ждать результата, им было очень весело, а я стояла возле двери и думала, что в квартире кроме нас троих больше никого нет, кто же откроет дверь. Чем это закончилось, я не помню.

- Тебя выгнали из дома? Ты хулиганила?

– Как мне кажется, я была послушным ребенком. Точнее, у меня была хорошая репутация. Даже если я где-то шалила, то всегда могла отмазаться. Т.к. у меня была своя комната, я была обязана в ней наводить порядок, убирать свои же игрушки. Как-то мне стало лень это делать, я стояла около мамы, включала и выключала свет и говорила: «Я не буду убирать игрушки, если будете заставлять – уйду из дома». Она долго это слушала, потом молча сняла мою шубку с вешалки (я еще в детский сад ходила тогда), дала мне и в тапочках меня вывела на лестничную площадку. И сказала: «Иди куда хочешь». А для меня в детстве было трудно просить прощения. Я упорно стояла и ждала, потому что понимала, что за мной вернутся. И вот мама вышла, как бы вынести мусор. И я сказала: «Ладно, я уберу игрушки». Еще вроде даже и одолжение сделала (Смеется). Больше такими фразами не бросалась.

- Ты была отличницей в школе?

– Я хорошо училась, мне нравилось, была усидчива. Единственное, чего я не любила – писать сочинения. Потому что, когда в пятом классе я написала сочинение на тему «Муму», вся моя семья его высмеяла. Фразу «Профессия Татьяны была прачка» сделали семейным перлом и вспоминают до сих пор. И я тогда принципиально решила, что больше сочинения писать не буду. Но позже я стала писать сама и меня очень даже хвалили. У меня была хорошая школа, интересные учителя. Но когда мы переехали в Старый Оскол, соответственно произошла смена школы, коллектива. Впервые мне стало скучно на уроках, и, видимо, это все сказалось, поэтому золотая медаль, которую от меня ждали в семье, не удалась. Но я восполнила эту потерю красным дипломом. Кроме того, школа оставила в моей жизни настоящих друзей, с которыми сейчас мы живем в разных странах, не так часто общаемся, но все равно периодически встречаемся и всегда скучаем друг по другу. Друзья детства имеют особую магию. У меня есть две подруги, про которых я обычно говорю: «Мы с первого класса вместе».

- А какие любимые предметы были в школе?

– Биология, литература, история, с языками дружила. Больше гуманитарные предметы.

- Кем ты хотела стать, когда вырастешь?

– Врачом. В раннем детстве я ещё хотела стать учителем. А врач – это уже состоявшееся желание, которому не суждено было сбыться. Свою роль в этом сыграл переезд. К вступительным экзаменам надо было серьезно готовиться, а в тот момент на это не было времени и возможностей.

- Сейчас ты учишься или работаешь?

– Учиться я уже закончила давно. Сейчас работаю. У меня финансовое образование. Банковское дело, финансы и кредит. Училась я в Белгороде, закончила Белгородский Кооперативный Университет. Я училась очно и ощутила все прелести студенческой жизни. Я довольна теми знаниями, которые получила, многое мне пригодилось и мнение, что работа и ВУЗ это вещи не связанные, я в своей жизни не отразила.

- И после этого переехала в Москву работать?

– Да. Работаю я по специальности, финансистом.

- Нравится твоя работа?

– В какой-то момент я была готова уйти с работы, потому что она была рутинной и однообразной. Но мое руководство рассмотрело во мне способность взаимодействия с людьми. И теперь я занимаюсь и своими прямыми обязанностями, и еще организационной  работой. Сейчас я работой довольна, но, надеюсь, что в будущем сменю профиль. Пока еще не решила на какой. Правда, с удовольствием поработала бы в ресторанно-гостиничном бизнесе.

- Расскажи про свои увлечения.

– В детстве я занималась всем по чуть-чуть. Художественная гимнастика, танцы, очумелые ручки, шитье, английский, рисование. С тех пор, как я переехала в Москву, тоже стараюсь чем-нибудь заниматься. Я не люблю бегать, прыгать, это не для меня. Люблю плавание, я самоучка, не знаю особых видов плавания, но плаваю хорошо. Я бы с удовольствием ходила в бассейн, если бы не такие вещи, как «раздеваться, одеваться, сушить голову» (Смеется). У меня хорошая природная растяжка, поэтому люблю пилатес, танцы. Начинала учить испанский. Периодически хожу на различные творческие курсы.

- А никогда не хотелось побольше заниматься художественной гимнастикой? Мне кажется, это так красиво.

– Когда я начала заниматься гимнастикой, я была в третьем классе. И тогда это было скучно и нудно. Я никогда не была худым ребенком, была обычной, а там все девочки были худые. И я думала: «А чего они такие худые?». У меня все хорошо получалось, но когда начался новый учебный год, я думала, как бы прекратить эти занятия. Дома меня не то, чтобы заставляли, но направляли. И у нас поменялись смены в школе, у меня стала вторая смена, ходить в школу надо было во второй половине дня. Это была уважительная причина завязать с гимнасткой. Хотя для меня и еще одной девочки из группы с похожей ситуацией были готовы открыть утреннюю группу. Но я в гимнастику больше не вернулась. Хотя, наверное, если бы меня тогда заставили, было бы неплохо.

- Расскажи, как Даша (Дамаска) ставила вас на горные лыжи?

– Все было не так уж ужасно (Смеется). Я немного умею кататься на коньках. На лыжах я не стояла никогда. Когда мы были в Финляндии, у нас остался один свободный день. А наши волонтеры приезжали со склона с такими эмоциями: «Вау, лыжи! Это так круто! Я первый день встал и уже готов на трассу выйти». А у меня плохое равновесие. Поэтому я не катаюсь на велосипеде. Когда мы приехали на склон, нас научили, как падать. Когда я упала первый раз, то поняла, как это круто. Когда на коньках ты падаешь на лед, это больно. А тут ты утрамбован теплой одеждой, ты  падаешь в снег, и это вообще не больно. И вот первый спуск, я еду, разгоняюсь и понимаю, что я не могу затормозить. И у меня была только одна мысль: «Мне надо упасть». Я уже сгруппировалась, приготовилась падать на бок, но не успела и врезалась в ребенка. Я жутко испугалась, а ребенок не произнес ни звука, но у него были глаза навыкате. Его родители тоже испугались, начали мне что-то говорить, а я от испуга забыла весь английский и говорила только «Sorry!». Они мне начали объяснять, что это очень опасно, спрашивать, где мой тренер. Я кивнула на Дашу, которая на склоне тренировала еще четверых таких же, как я. Все закончилось мирно. После этого мне стало еще страшнее кататься, но еще несколько спусков я сделала. Правда, Даша все равно сказала, что мы инвалиды на лыжах. Но зато фотографии имеются: Я на лыжах!

- Расскажи про Финляндию. Как съездили?

– Поездка была замечательная. Я мало кого знала, когда ехала. И многие у меня спрашивали: «А ты что, всех там знаешь?». Я отвечала, что знакома с парой человек из тридцати, и многие не понимали, как можно поехать с такой толпой, куда-то в домик в Лапландии. Я говорила: «Они же волонтеры! Познакомимся на месте». Я думала, что дорога будет тяжелая, все-таки 2000 километров, но для меня она оказалась легкой. Я маленькая, компактная, помещаюсь в машине в разных позах, мне было удобно (Смеется). Когда мы приехали в дом, очень уставшие, присели на диванчики передохнуть, и я сказала: «Высший пилотаж будет, если мы уедем, не переругавшись». Но мы без проблем выполнили эту задачу. Мы отдыхали и в большой компании, и в отдельных группках по интересам. Это было похоже на зарубежный фильм, когда большая компания приезжает в заснеженный дом, украшает его, готовит праздничный стол, танцы до упаду, вечера за играми, гитарой, просмотров старых фильмов…

- Что, кроме лыж, еще там было?

– Мы покатались на оленях. Это, правда, громко сказано. Потому что я думала, что мы будем верхом, но мы были в санях, а олени – в упряжке, в ряд, и были похожи на похоронную процессию (Смеется). Целый час мы катались по кругу, по лесу, подмерзшие. Еще мы покатались на хаски. Причем я не поклонница животных, думала: «Собаки, чего на них кататься?». Оказалось, очень интересно покататься и поуправлять санями.

- Хаски оказались лучше, чем олени?

– Да, хаски лучше, чем олени! Оленей мы представляем как из сказки, с огромными рогами. А здесь были олени а-ля пони. С рожками, как у наших местных козликов. Но зато они очень мило ели мох. Еще были снегоходы. После квадроцикла я представляла, что пассажиром не очень приятно ехать. Потому что ты не видишь дороги, ямок, кочек. Водителю легче, он, где надо, может сгруппироваться, а ты сзади трясешься. Но все равно было здорово.

- Еще на майские праздники ты ходила в поход с волонтерами?

– Для честности, это было не совсем с волонтерами. Нас было шесть на четыре, в пользу волонтеров. Подобралась замечательная компания. Я знаю по себе, что по городу могу ходить долго. Но тут надо было идти в гору, да еще с рюкзаком на плечах, который у меня весил в районе 13-15 килограмм. Сначала, в первый день, у меня было ощущение, что я умираю. Я вспоминала бабушкины слова: «Куда тебя несет? Зачем тебе эти горы?». В первый день мы поднялись на высоту полторы тысячи метров и не успели спуститься, ночевали на вершине. Это незабываемое ощущение, когда ты с горы видишь два ночных города, а небо кажется совсем близко. Еще у нас не было воды, запасы мы опустошили, и  думали, что успеем спуститься к озеру. Но когда мы ходили по вершине, то нашли маленькую проталинку со снегом. Тогда мы посмеялись и поиграли в снежки. И когда осознали, что не успеваем спуститься, то этот снег нас спас. Мы его топили и на нем готовили. А на второй день мы уже могли идти, разговаривая друг с другом, вошли в ритм, рюкзак стал родным. Были и тяжелые моменты. Спуск к реке крутой был, например. Много было драйва и позитива, мы все время смеялись. После спуска мы поехали в Алушту. По плану мы там должны были быть два дня, но получилось целых три. Это были очень веселые и насыщенные дни. Разнополярный отдых получился.

- А вообще ты любишь путешествовать? Где ты уже была, а где хотела бы побывать?

– Да, очень! Моя мечта – Бразилия и Аргентина. Но для этого необходимо много средств, потому что я хотела бы туда поехать недели на три, четыре. Еще туда долго лететь, а я боюсь летать, и каждый перелет для меня трудное испытание. Я не знаю, почему хочу именно туда, но мне кажется, что люди там близки к нам по темпераменту. И еще там тепло, океан, и все танцуют. Я не дружу с Востоком. Там я нигде не была и не скажу, что меня туда тянет. Но в будущем, возможно, Китай. Для меня ближе Европа. Люблю старину. Там все так размерено, уютно и чем-то похоже на Питер.

- А есть какая-нибудь страна в Европе, которая понравилась сильнее других?

– Мне нравится Чехия. Там люди похожи на нас, еда более привычная. Природа красивая и хорошо сохраненные города, во время войны ее мало затронуло. Трудно переношу немцев, и поэтому не очень люблю Германию, Австрию. Там тоже очень красиво, но с людьми я не могу находить общий язык.

- У них другой менталитет?

– Да. В Вене говорят: «Полиция здесь не нужна. Если вы будете плохо себя вести, то ваши же соседи на вас донесут». Они следят друг за другом. Хотя многие, кому я это говорю, удивляются. Мне больше нравится в южных странах. Там люди раскрепощенные, улыбчивые, подвижные, приветливые, умеют отдыхать и жить с удовольствием. В Италии и на Кубе мне очень понравилось. Франция своеобразная страна. И есть у них нечего, и вино у них кислое (Смеется). У каждой страны свое неповторимое очарование.

- Как ты пришла в волонтерство в общем, и в Клуб волонтеров в частности?

– Пришла я сама, меня никто не приводил. Нашла наш сайт в Интернете. Я даже сейчас не смогу вспомнить, что именно набирала в поисковике. Но, возможно, я нашла Клуб Волонтеров через запрос «детские дома». К тому времени я уже решила, что можно было бы заниматься именно помощью детишкам из детских домов. Примерно в течение года я просто заходила на сайт, читала отчеты, смотрела фотографии. Потом сходила на ДОД и приблизительно через месяц поехала в поездку. Возможно, меня сподвигла детская мечта стать врачом, помогать людям. Я понимала, что ушла с этой дорожки в профессиональном смысле. Сейчас я помогаю людям считать деньги и анализировать расходы (Смеется).

- Куда была первая поездка?

– Иевлево. Когда я вижу новичков, которые приезжают уже в мой домик, я удивляюсь их эмоциям. Есть две варианта: первый – новичок рад, счастлив, что он это сделал, второе – все плохо, непонятно, как дети вообще в домиках живут. У меня не было ни того, ни другого. У меня было ощущение, что я уже здесь была. Как будто ничего нового и не произошло. Я даже думаю: «Почему у них так? Я такая бесчувственная?». Единственное, чего я боялась, что жалость встанет поверх всего. Поэтому я себя настроила, что не буду плакать. Жалость не самое лучшее качество. Можно сострадать и помогать, а жалость это что-то низкое. Но когда я приехала, увидела совершенно нормальных, адекватных детей, к которым не нужно искать какой-то особый подход. Жизнь меня несколько раз сталкивала с детьми из интерната. Когда мне было лет восемь, у нас делали ремонт в здании лагеря, и поэтому нас подселили в корпус с ребятами из детского дома. Мы с ними особо не общались, но без прикосновения не обошлось. Для меня в лагере ужасом была еда в столовой (она была совершенно невкусная). Но либо ешь, либо остаешься голодным. Мы приходили в столовую через силу. И когда мы не доедали, например, котлету (если она была целая), ее не выбрасывали, а откладывали. Потом я узнала, что эти котлеты отдают детям из интерната. После этого есть перехотелось вообще. Потом еще был случай в больнице. Там лежали ребята из детского дома, их жалели, приносили какую-то еду, как-то помогали. А потом они начали воровать. Может, поэтому на меня первая поездка не особо произвела впечатление, как что-то совершенно новое, я все это будто уже видела. Я спокойно нахожу общий язык с детьми. Так что после первой поездки я только утвердилась во мнении, что я хочу этим заниматься, и что я пришла по адресу.

- А есть такая поездка, которая запомнилась больше остальных?

– Я стала куратором, активно ездя только в Болохово. После первой поездки в Иевлево я съездила в Сафоново, потом было Болохово. Сначала просто получалось, что у меня был свободный выходной именно во время поездок в Болохово, потом я уже стала свои планы под этот домик менять. Поэтому все мои впечатления связаны с Болохово. Все поездки туда для меня очень яркие. Даже последнюю поездку, пикник на два дня, я не могу как-то выделить. Все поездки очень запоминающиеся.

- Как ты стала куратором?

– Я даже не предполагала, что стану куратором, потому что я не особо активный волонтер.  Я не так часто пишу на форуме в темах, не касающихся подготовок к поездкам. Но как-то раз у меня получилось найти деньги, и я предложила Ире (Дельфинчику) сводить детей из Болохово в цирк. Она согласилась, но с условием, что я организую все сама. Она дала мне телефон директора, я начала с ней общаться. Из-за того, что малышей в Болохово много и им тяжело было бы ехать в Москву, решили, что ребята сходят в цирк в Туле. Уже потом, когда я стала куратором, я прочитала в кураторской ветке, что «Какая Лена молодец, организовала поездку в цирк!». Оказалось, что Ира собиралась уезжать в Америку, к этому она шла не один день (сдавала экзамен, получала визу и т.д.). И на дне рождения Клуба волонтеров она мне сказала, что уезжает, и что я стану куратором. Сказала она это больше как факт, а не как предложение. Но я и не сопротивлялась.

- Тяжело лично тебе заниматься кураторством?

– Не скажу, что очень тяжело. Я очень ответственный человек. И если бы такая деятельность, как кураторство, перепала мне лет пять назад, мне было бы очень тяжело, я бы за все очень сильно переживала. Я и сейчас, конечно, волнуюсь, чтобы все прошло хорошо, но люблю распределять труд на всех. Когда работаешь с людьми, я имею в виду волонтеров (я же их организую в первую очередь, а потом уже детей), надо ко всему подходить лояльно. Когда человек предлагает что-то, я стараюсь рассмотреть идею, нравится она мне лично или нет. Потому что когда тебе отказывают, пропадает желание что-то предлагать в следующий раз. Можно что-то подкорректировать, подогнать под общее настроение, под интересы детей. Много времени занимают подготовки к Новогодним поездкам и выпускным. Беспокоюсь, что надо многое успеть и все удержать в голове, а главное не проспать утром в день поездки. Но, например, в этом году, в связи с моим майским отдыхом, подготовка к выпускному пикнику была экспресс, за неделю. И в целом все получилось прекрасно. Так что опыт – великое дело.

- Страшно было первый раз ехать в качестве куратора?

– Нет, было не страшно. Потому что была Ира, она была еще две поездки (когда я уже официально стала куратором). Плюс в Болохово ездит много кураторов. Поэтому всегда кто-то есть, кто поможет. Тем более команда уже была сформирована, многие уже не первый раз были в домике.

- А как появился твой ник?

– Появился он очень прозаично. Когда я регистрировалась, то решила, что ник должен быть приближенный к имени. Я перебрала какие-то варианты, все было уже занято. Я открыла словарь имен, и это был, если я не ошибаюсь, старо-французкий вариант. И многие спрашивают, как он произносится, элАйн или элЕйн, но это не принципиально. Сама я произношу элАйн.

- Что самое замечательное в Клубе волонтеров?

– Взаимопонимание, уважение и единая цель. Даже единую цель я бы поставила на первое место. Потому что, имея одну цель, люди совершенно разные по статусу, профессиям, характерам уживаются в одном коллективе, уважают и слушают мнения остальных, и при этом совместно решают одну задачу.

- А ты что-нибудь поменяла бы в Клубе волонтеров? Или все идеально?

– Все идеально не бывает и не должно быть, это было бы скучно. Не знаю, что можно добавить. Иногда, когда что-то происходит, думаешь, что можно сделать по-другому. Наша система уже себя сама наработала, и со временем откорректировала и продолжает это делать, а УК направляет в правильное русло. Есть много людей, которые могут придумать сотни идей. Но суметь реализовать эти идеи так, чтобы не разрушить то, что уже есть – сложно. Поэтому я бы не спешила что-то менять.

- Что ты лично получаешь от поездок?

– Большое количество положительной энергии. Мы часто относимся к каким-то вещам, которые у нас есть весьма обыденно. Работа, крыша над головой, друзья, родители. Есть и есть, и мы даже спасибо за это не говорим. Мы перестаем замечать, что у нас есть, и кто рядом с нами. Как пошел дождь, заметили все: «Всё плохо, дождь пошел». А почему вдруг дождь – это плохо? А когда взошло солнце, не заметил никто. Ведь лето же, должно быть солнце по определению. И я смотрю на детей, у которых по сравнению с нами, приезжающими к ним, мало что есть за душой. При этом они не перестают радоваться, улыбаться, им, как говорится, нечего терять. Насколько они обделены судьбой, настолько и свободны. И потом у них еще это получается, потому что они дети. А мы, взрослые,  уже забыли, как это здорово бегать под дождем по лужам. Нам удобнее жить в рамках и по законам социума. Когда ты общаешься с детьми, особенно не домашними, эти эмоции обостряются. Ты понимаешь, что все проблемы на работе, какие-то неурядицы с близкими, друзьями – это все мелочи по сравнению с общим понятием жизни. Можно жить и радоваться каждому моменту, и не обращать внимания на различную ерунду, и не создавать самим себе проблемы, и не забывать говорить спасибо.

- Хороший ответ! А что получают дети от наших поездок?

– В первую очередь внимание. Для них это самое ценное. Новички часто спрашивают: «Ну и что такого в мастер-классе? Мыловарение? Так его же (мыло) дешевле купить». Можно так почти все мастер-классы раскритиковать, что они не понадобятся детям в жизни. Но мы в этом процессе вместе с детьми. Для них это наше внимание, и ради нашего общения они готовы делать какие-то мастер-классы, которые им не очень даже интересны. Они ждут нас, мы ждем поездок к ним. Есть какой-то контакт, двухполярное общение.

- Ты периодически бываешь на Дне открытых дверей. Что ты там рассказываешь, какие эмоции от новичков? Зачем ты туда приходишь?

– Иногда мне хочется поговорить (Смеется). Встать возле доски, почувствовать себя учительницей и рассказать все, что я думаю. На самом деле это важно. Информация – это все. И я в свое время тоже ходила на ДОД и много чего нового услышала. Интересно было посмотреть на людей, которые уже этим занимаются. Когда я выступаю на ДОДе, то понимаю, что многие новички не читали форум, особенно если их кто-то привел. Для них информация – основа основ. И от того, насколько правильно мы преподнесем ее, зависит отношение человека к будущим поездкам. Послушав кураторов на ДОДе можно понять, у кого что болит. Кому-то не хватает мальчиков в поездках. У кого-то не хватает волонтеров, которые готовятся к поездкам. Каждый куратор преподносит все немного по-своему, но та общая информация, которую рассказывают новичкам, очень важна. По правилам, в первую поездку куратор должен сесть к новичку в машину и рассказать ему еще правила, про домик и т.п. Но по ряду обстоятельств так получается не всегда. Хорошо, если рядом оказываются опытные волонтеры, может быть, даже кураторы других домиков. Хуже, если рядом оказываются, скажем так, легкомысленные волонтеры. Такие у нас тоже есть. Тогда важно, чтобы у человека не возникло ощущение тусовки. Изначально человек приходит к нам с целью помощи детям, а потом находит тут тусовку. Это очень здорово и это большое преимущество. Но важно, чтобы человек пришел в клуб именно со стороны цели помощи детям. А потом уже все прочее. Поэтому ДОДы – полезное времяпрепровождение. Впечатления от новичков – разные. Я по жизни привыкла полагаться на первое мнение о человеке. Но недавно я поняла, что это чувству меня подвело. С нами в поездку поехал мальчик, который был на Дне открытых дверей, когда я его вела. И у меня было ощущение, что ему скучно. Я думала, что он не поедет в домик. Но он поехал, и уже было у него 3 поездки, проявил себя, как хороший волонтер. Бывают люди, которые задают много вопросов. Меня это начинает напрягать. Вдруг какие-то специальные структуры (Смеется). Но на самом деле не надо стесняться спрашивать. В основном впечатления положительные. Еще не было новичков, которые меня пугали бы.

- Есть ли у тебя фобии, страхи? Пауков, например, не боишься?

– Пауков нет. Вот самолеты, это да. Я стараюсь с этим справляться. Я боюсь ощущения отсутствия опоры под ногами. Причем это возникло не с первого полета, но я не помню, когда именно. Еще я боюсь мышей. Тараканов не боюсь, но они очень противные. Также боюсь темных улиц. Меня напугали в детстве. И сейчас не люблю поздно возвращаться домой, если одна.

- Что ты ценишь в людях?

– Большое значение имеет, как я с этими людьми связана.

- Например, друзья? Что должно быть в человеке, чтобы он стал твоим другом?

– Первое в голову пришло – честность. Человек должен быть честен со мной. Должно быть доверие. Еще я должна быть уверена, что могу обратиться к человеку за помощью. Хотя я делаю это редко. Меня с детства приучили к самостоятельности. Но с некоторых пор я выбрала немного другую тактику, если предлагают помощь, не надо отказываться. Если предложили – надо брать. Я должна быть уверена, что на человека можно положиться. Еще важно достоинство. В это слово можно много вложить. Человек может быть оригинальным, но с чувством достоинства.

- Расскажи про любимые книги, фильмы, музыку.

– С музыкой у меня проблемы, я совершенно не музыкальный человек. Я не пою и не играю. У меня нет любимых исполнителей, особых пристрастий. Я люблю потанцевать, но такой музыки мне хватает часа на два-три, потом кажется, что пластинка заела. Но при этом, слушаю музыку постоянно, сборную солянку, всего понемногу. Книги я читаю периодически, у меня желание читать возникает волнами. Я совсем не читаю психологию. Это сейчас модно, но я этой моды не разделяю. Потому что книги по психологии, которые ты не можешь понять, могут тебя еще больше загрузить, чем разгрузить. Люблю классику читать. Но более легкую что ли, про межличностные отношения, судьбы людей: «Олеся», «Гордость и предубеждение», «Драма на охоте». Еще люблю исторические книги, но не все подряд, а на художественный лад, например: про быт людей разных времен, про моду, про правителей… Есть книга, которая отложилась сильно в моей памяти. Это книга Пауло Коэльо «Дьявол и сеньорита Прим». Я много читала его произведений, особенно в студенческие времена. Именно этот роман не многие знают. Идея книги – борьба добра и зла. Но не как мы привыкли это воспринимать, когда есть две совершенно разные стороны. А именно в одном человеке. История о девушке, перед которой возникает искушение. И она из одной крайности кидается в другую. Эта книга произвела на меня сильное впечатление. Телевизор я настолько пересмотрела в детстве, что сейчас не смотрю его совершенно. Фильмы отдельные смотрю в интернете. Но даже не могу сказать, что у меня есть какие-то конкретные предпочтения. Как ни странно, я люблю «Бандитский Петербург» (Смеется). Я не смотрела все части. Там, кроме поверхностной оболочки, которая рассказывает про 90-е, бандитов и прочую ерунду, есть глубокий смысл и интересная история про друзей, дружбу, верность, отношения людей при влиянии различных факторов. Еще один из моих любимых – фильм «Мистическая пицца». Ему лет, примерно, как и мне. В нем снимается Джулия Робертс, это один из ее первых фильмов. Это история трех подруг, живущих в провинциальном городке, об их дружбе, любви, проблемах. У меня этот фильм вызывает ощущение детства. Точнее даже подросткового периода, когда уже все не так, как в детстве, но еще и не как у взрослых.

- У тебя есть домашние животные?

– Нет. У меня был попугай, но он прожил месяц и умер. Возможно, он переел хлебных крошек или ему было со мной скучно (Смеется). Но когда он умер, я плакала. Когда я росла, домашние животные были под запретом. Я считаю, что в наших маленьких квартирах, в которых мы живем, домашнее животное – лишняя грязь. Особенно, если никого целый день нет дома, не понятно, кому лучше: коту, который живет дома или тому, который живет во дворе. Если у меня будет свой дом, то я с удовольствием заведу большую добрую собаку. Сенбернара или водолаза.

- Если бы была возможность загадать одно желание, и оно бы обязательно сбылось, какое бы желание ты загадала?

– Родить троих детей.

- А я ожидала услышать «мир во всем мире», «родителей всем детям» или что-то подобное.

– У меня есть объяснение, почему желание для себя. Какое-то время назад я бы пожелала мир во всем мире. Но в определенный момент мне объяснили, что надо начинать с себя. И желать что-то в себе изменить, что-то для себя сделать. И тогда будут силы изменить что-то вокруг. А когда мы желаем для других, мы не можем до конца быть уверены, что им это надо. Даже при мире во всем мире найдутся люди, которым это совсем не надо, и мои силы будут потрачены впустую. Поэтому лучше не желать за других, а начать с себя, и тогда сможешь изменить что-то вокруг, так трое счастливых детей, воспитанных в семье и с любовью, чем не элемент мира во всем мире.

- Почему именно троих детей?

– Четверых много, а двоих маловато. Вообще у меня мечта – большая семья. Может, потому что я одна росла. Правда, в детстве я не чувствовала необходимости в брате и сестре. Желание большой семьи пришло ко мне в подростковом возрасте.

- А принципиально, дочки или сыночки?

– Нет. Надеюсь, что среди троих будут и девочки, и мальчики. Принципиальное отличие для меня девочки от мальчика, что у девочки все проще сделать красивенько: бантики, платья. По жизни у меня было больше подруг, чем друзей. Но в детских домах иногда замечаю, что мне общаться легче с мальчиками, чем с девочками. Не знаю, какое этому логическое объяснение.

- Кроме трех детей, есть еще какая-нибудь мечта?

– Сменить сферу деятельность. Я все-таки человек больше творческий. Сейчас есть в приоритете более материальные вопросы, но я надеюсь, что не откажусь от этой мечты.

- Ты веришь в чудеса?

– Многие чудеса мы делаем сами. У меня сегодня на работе расцвел цветочек. Это южный цветок и он вообще-то кустарник. Еще это и не мой цветок, он остался в офисе от прежних арендаторов. Когда мы въехали, он был весь в бутонах, но я была уверена, что от смены людей, энергетики он сбросит все бутоны. Но они стали распускаться, и для меня это было маленьким чудом. Чудо, это когда больной человек излечился, рождение человека, когда уже взрослый ребенок из детского дома обрел семью, когда две половинки находят друг друга, когда ты уже чего-то не ждешь, и вдруг оно происходит. Чудо – это не обязательно золотой дождь с неба. Главное верить в лучшее.

- Небольшой блиц опрос. Чай или кофе?

– Чай.

- Фильм или книга?

– 50 на 50.

- Закат или рассвет?

– Рассвет. До недавнего времени я не видела рассвета. Даже на выпускной, когда все его видят, у нас был туман, и было просто светлое небо. И я сова по природе, поэтому рассветы не для меня. Закатов я видела очень много, в разных странах, и на море, и в горах. И как раз в Крыму, в Алуште, после ночи в клубе, мы решили пойти на море, чтобы встретить рассвет. И это было очень красиво. Когда все небо освещается желто-красным цветом, причем это происходит долго, ты ждешь, засыпаешь, а потом как-то быстро круг солнца всходит из-за горизонта, и вот оно начало нового дня. Это было из разряда чуда. Поэтому сейчас я отвечу рассвет.

- Собака или кошка?

– Собака.

- Ты сказала, что ты сова. Тяжело ли в наше время быть совой? На работу рано надо вставать.

– Тяжело. Я с детства тяжелая на ранние подъемы. Мама, чтобы отправить меня в детский сад, одевала меня на кровати. И потом меня уже одетую ставила на ноги. Я более продуктивна в позднее время, даже в ветке подготовки к поездке я пишу в 2 часа ночи. Потому что у меня открываются какие-то порталы, приходит озарение. Хотя я думаю, может быть стоит ложиться в десять, тогда будет легче вставать утром. Но пока у меня такого не получалось. И на работе я вхожу в рабочий ритм примерно к полудню.

- Пожелай что-нибудь всем читателям твоего интервью.

– Я желаю нам всем больше удивляться, восхищаться. Замечать вокруг себя не только масштабные вещи, но и маленькие, потому что из маленького складывается большое. Любить друг друга, потому что если мы престанем любить и дарить любовь, наши поездки к детям станут бессмысленными. Мы можем, конечно, высоко рассуждать, социальная адаптация и т.п., но все равно на данном этапе мы отдаем детям нашу любовь. А для этого мы должны сами ее иметь. Так что любите друг друга.

 

Взгляд со стороны:

Марина (Ватруша): «На вопрос: “Каким должен быть настоящий куратор?”, – я бы ответила, что куратор должен быть именно таким, как Леночка – целеустремленным, творческим, решительным, боевым, который четко знает, что именно и каким образом ему нужно организовать. Если Лена за что-то взялась, значит, это будет организовано на все пять с плюсом, один ее обед, приготовленный в палаточном лагере на всех, чего стоит, я вот до сих пор вспоминаю, как это было вкусно. Или ее сногсшибательный костюм русалочки на Дне рождения Клуба волонтеров. В общем, Леночка – это образец идеального куратора…»

Анастасия (Настася): «Моя самая первая волонтерская поездка была в домик, курируемый Леной. Как сейчас помню ее обстоятельный инструктаж и “разжевывание” до мелочей обязанностей волонтера и техники безопасности общения с детишками. Лена всегда крайне ответственно подходит к выполнению принятых на себя обязанностей куратора: формирует устойчивую команду волонтеров, всегда радушно принимая новичков; вдохновляет нас на подготовку к очередной поездке, придумывая все более и более интересные программы; не позволяет нам расслабится и забыть о цели наших собраний, когда это бывает необходимо; способствует созданию и сохранению дружеской и веселой атмосферы в волонтерском коллективе. Я лично крайне признательна Леночке за возможности проявить себя с новой стороны, которые она регулярно подкидывает мне в очередной поездке, будь то проведение мастер-классов, театрализованное перевоплощение или еще куча самых неожиданных вещей. Надеюсь, что возможность совершить поездки по ее чутким руководством в дальнейшем мне еще представится ни единожды.»

Анна (Magic): «Лена обладает отличным чувством юмора и организаторскими качествами. Меня восхищает ее энергичность и то, как она одновременно жестко, но дипломатично и по-доброму может привести в чувство слишком расслабившегося волонтера!»

 

Интервью подготовила:

Друзёныш (Татьяна)